19 декабря 2007
3407

Алексей Симонов в программе `Контрудар`. 19.12.2007

Тема : Алексей Симонов
Передача : Контрудар
Ведущие : Нателла Болтянская
Гости : Алексей Симонов


НАТЕЛЛА БОЛТЯНСКАЯ: 22 часа 12 минут. Вы слушаете "Эхо Москвы", у микрофона Нателла Болтянская, здравствуйте. И я приветствую в нашей студии президента Фонда защиты гласности Алексея Симонова. Здравствуйте, Алексей Кириллович.

АЛЕКСЕЙ СИМОНОВ: Добрый вечер.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Как Вы помните, работать сегодня за меня Вам.

А. СИМОНОВ: Ну, слава Богу.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Форма программы "Контрудар" такова, что вопросы Вам, уважаемые слушатели, задает наш гость. Если Вы готовы на них отвечать, пожалуйста, присылайте смс сообщения со своим телефонным номером в свою очередь для нашего номера +7 985 970-45-45. Итак, Алексей Симонов задает вопросы Вам. Код города не забываем, если мы не из Москвы. Кроме того, пожалуйста, не забывайте краткую информацию о себе, чтобы мы примерно представляли, ну, направление Ваших мыслей. В некоторых случаях наши уважаемые слушатели имеют тенденцию просить обсудить какую-то конкретную тему. Но я напоминаю, что это она усмотрение Алексея Кирилловича, захочет, будет обсуждать ту тему, которую Вы просите, не захочет, будем обсуждать совсем другую тему. А у нас на линии Владимир, социолог из народа. Судя по номеру, Пермь, да?

ВЛАДИМИР: Да.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Здравствуйте.

А. СИМОНОВ: Добрый вечер.

ВЛАДИМИР: Здравствуйте.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Ну, что, прошу, Алексей Кириллович.

А. СИМОНОВ: Прошли выборы. Мне, честно говоря, очень хочется понять, в какой степени народ удовлетворен той гласностью, которая эти выборы сопровождала. И тем количеством информации, которую Вы получили о состоянии политического спектра. Скажите, пожалуйста, как социолог, у Вас есть ощущение, что Вы получали достаточно информации для завершения собственного независимого выбора?

ВЛАДИМИР: Ну, собственно, я то как раз удовлетворен получением информации. Другое дело, что большинство нашего народа вряд ли получало информацию в том объеме, в котором получал ее я.

А. СИМОНОВ: А Вы получали ее через интернет?

ВЛАДИМИР: Через множество источников - интернет, газеты, радио, релизы.

А. СИМОНОВ: Интересно, я довольно прилично знаю пермскую прессу, скажите, пожалуйста, чтобы мне было понятно. Через какую пермскую газету Вы получали интересующую Вас информацию.

ВЛАДИМИР: Ну, знаете, у нас есть Ваше отделение радиостанции "Эхо" в Перми. Т.е. есть прекрасная газета "Пермский обозреватель".

А. СИМОНОВ: Приятно слышать.

ВЛАДИМИР: Есть газета "Известия", тоже пермское как бы отделение.

А. СИМОНОВ: Скажите, а то, что сменился в "Пермском обозреватели" главный редактор, как-то повлияло на позицию газеты?

ВЛАДИМИР: Вы знаете, по-моему, сменился гл. редактор после уже выборов.

А. СИМОНОВ: Нет, нет. Главный редактор изменился уже несколько месяцев назад.

ВЛАДИМИР: Ну, я вот слышал, что недавно. Дело в том, что не изменилось, что позиция газеты в связи со сменой редактора.

А. СИМОНОВ: Понятно. Спасибо большое.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Спасибо. Я еще раз напоминаю, что вопросы Вам, уважаемые слушатели "Эхо" задает сегодня президент фонда защиты гласности Алексей Симонов. У Вас есть возможность ответить на эти вопросы. Формула проста. Вы отправляете смс сообщения для номера +7 985 970-45-45. Мы Вам перезваниваем. У нас на линии Юля из Барнаула. Сообщила о себе следующее. Мне 30 лет. Попала за решетку. 3 года отсидела. В колонии со стороны администрации страшный беспредел. Все это скрывается. Юля, здравствуйте. Вы с нами?

ЮЛЯ: С Вами, здравствуйте.

А. СИМОНОВ: Здравствуйте, Юля.

ЮЛЯ: Здравствуйте.

А. СИМОНОВ: Скажите, пожалуйста, что за беспредел в колонии? Что Вы имеете в виду?

ЮЛЯ: Вы знаете, вообще, это со стороны администрации. Во-первых, это в Алтайском крае поселок Шипуново, где находится женская колония. Со стороны администрации это издевательство над осужденными людьми, которые там находятся.

А. СИМОНОВ: Понятно.

ЮЛЯ: Первое, какие бы не приезжали комиссии московские или барнаульские, не важно откуда, факт тот, что ни одного осужденного не допустят встретиться с прокурором. Что-то сказать, или там люди по правам человека приедут, ни одного осужденного не выпустят. Всегда пугают. Сразу людей прячут. Сразу начинают стращать, что вот закроем Вас в СИЗО. И как попал в СИЗО, значит, год оно не снимается, домой уже не уходит.

А. СИМОНОВ: Домой по удо не уходишь. В смысле.

ЮЛЯ: Конечно, второе, как бы там ни было, находятся женщины. Воды нету. Практически не помыться. Постираться нельзя. Где бы ты не находился. Белье сушить нельзя. Это если лето, то ходишь на руках, даже нижнее белье ты сушишь на руках. Если увидят, тоже пишется нарушение. Если заболел, приходишь в санчасть, говоришь, что вот желудок, или дайте от головы, очень большое давление, естественно медикаментов никаких не дают. У нас девочка в прошлом году умерла. Прямо умерла. Это было при мне. Я ее уводила в сан часть, температура 40 была. Продержали они ее трое суток, температуру сбить не смогли. И в итоге девочка умерла. Увезли. И так и ничего не знаем. И так всякое разное. Как хотят и бьют, и оскорбляют, и могут и своронуть, и что хотят, то и делают. Даже убийство было в отрядах. Вот представляете, что среди ночи...

А. СИМОНОВ: Понятно. А скажите, а в женских колониях есть так называемые ну общественные организации среди осужденных, которые как бы отличники производства. Ну, которые главенствуют над остальными. Прошу прощения, не моя специальность. Я забыл, как это называется. Мы про это недавно совсем говорили в "Новой газете" с г-ном Калининым.

ЮЛЯ: Да, да. Есть такое. Вы знаете, там осужденная правит осужденной.

А. СИМОНОВ: Вот это самое я имел в виду. Это жесткое управление?

ЮЛЯ: Да, просто, что хотят, от и творится. И отвертками могут ночью проткнуть, и ножи, и в общем, вот такое. Даже вещи теплые осужденным не разрешают одевать. Даже те же теплые штаны, если на них есть сбоку лампасы белого цвета. Не важно, есть у тебя штаны, нет у тебя штанов, хоть босиком ты пойдешь в холод, мороз, или что-то, шали нельзя. Выдаются тонкие платки. И вот так всю зиму стоишь...

А. СИМОНОВ: Вы знаете, Юля, я понял. Если я ... прошу прощения, если Вы по смс напишите адрес этой колонии, была такая договоренность, это было полторы недели назад. Я лично присутствовал при разговоре с Калининым, он сказал журналистам: вот Вы назовите точку на карте, в какую колонию хотите поехать, туда и поедете.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Я Юля назвала, по-моему, эту колонию. Вы назвали место, где.

ЮЛЯ: Да, это в городе Барнауле, алтайский край. Село Шипупово.

А. СИМОНОВ: Понятно.

ЮЛЯ: И там прямо написано. Шипуново ИК6. Шестая колония.

А. СИМОНОВ: ИК6. Все понял. Значит, давайте попробуем это сделать, вот как раз будет реальный адрес для того, чтобы журналистам поехать и посмотреть, как это выглядит на самом деле. Договорились.

ЮЛЯ: Конечно, но только я Вас перебью. Единственное, что ни одна осужденная не будет там, находясь в этой системе, с кем либо разговаривать, потому что сама администрация, прежде, чем приехать комиссии какой либо, сразу предупреждает, или так, или вот так. Даже на свиданках родственникам не говорят.

А. СИМОНОВ: Поднимаете, какая штука, Юля. Если нет воды, то вряд ли можно залить баки приехавшим журналистам, что она есть. Короче говоря, есть способы.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Спасибо.

А. СИМОНОВ: Спасибо большое.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Спасибо. У нас на линии Константин, аспирант. Судя по номеру, Москва. Константин, здравствуйте, я не ошиблась?

КОНСТАНТИН: Здравствуйте.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: В какой области аспирант то расскажите?

КОНСТАНТИН: Аспирант в экономике.

А. СИМОНОВ: В экономике, замечательно. Скажите, пожалуйста, Константин, можете сказать, за кого голосовали?

КОНСТАНТИН: За "Единую Россию".

А. СИМОНОВ: Очень интересно. Редко звучит в эфире "Эхо Москвы". Скажите, пожалуйста, а почему голосовали за "Единую Россию"? Вам нравится их курс?

КОНСТАНТИН: Ну, во-первых, мне хотелось, чтобы мой голос был все-таки учтен. Я понимал, что такие партии, как "Яблоко", СПС и другие, они явно ничего не набирают. И ну у меня такой необычный участок, это МГУ, я могу сказать, что, например, КПРФ набрала на нашем участке 26%, по-моему, а "Единая Россия" набрала 25% всего. На нашем участке. Так что я не являюсь самым таким популярным.

А. СИМОНОВ: Т.е. Вы голосовали за "Единую Россию", как за партию меньшинства. Я правильно Вас понял?

КОНСТАНТИН: В данном случае получается, что да. Вот так вот получается.

А. СИМОНОВ: Понятно. Выбор Ваш понятен. А скажите, пожалуйста, а что Вы знаете о платформе "Единой России", ведь они не разу не участвовали в дебатах?

КОНСТАНТИН: Ну, я знаю, что в этой партии есть люди, которых я уважаю.

А. СИМОНОВ: Например?

КОНСТАНТИН: Например, это, ну, я не москвич, на самом деле, поскольку я аспирант МГУ. Но я знаю, что вот наш мэр Стерлитамака, да, в Башкирии есть такой замечательный человек. Он в этом году, как раз проработав где-то 20 лет мэром, и очень имеющий хорошую репутацию в своем городе, вот в этом году он решил покинуть пост мэра и фактически вот это та личность, ради которой в том числе я проголосовал за эту партию.

А. СИМОНОВ: Понятно, т.е. Вы на самом деле, в партии "Единая Россия" проголосовали за бывшего мэра Стерлитамака. Я Вас правильно понял?

КОНСТАНТИН: Ну, да, можно так сказать.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Спасибо. Алексей Кириллович.

А. СИМОНОВ: Я.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Никогда не было мечты, в белых штанах в Рио-де-Жанейро.

А. СИМОНОВ: Да, было.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: У нас на линии Рио-де-Жанейро.

А. СИМОНОВ: Замечательно.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Вера, здравствуйте.

А. СИМОНОВ: Здравствуйте, Вера.

ВЕРА: Да.

А. СИМОНОВ: Скажите, пожалуйста, в Рио-де-Жанейро сейчас жарко?

ВЕРА: Да, наверное.

А. СИМОНОВ: А почему мне говорят, что Вы из Рио-де-Жанейро?

Н. БОЛТЯНСКАЯ: А меня так все написано. Что вот Рио-де-Жанейро, Вера.

ВЕРА: Нет, нет. Вы неправильно поняли.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: А кто же написал слово "Рио-де-Жанейро"? Я-то обрадовалась, позвонила. Думаю, вот будет сейчас нам с Алексеем Кирилловичем счастье. Ну, это не страшно.

А. СИМОНОВ: Ну, хорошо. А откуда Вы, Вера?

ВЕРА: Я из Москвы.

А. СИМОНОВ: Ну, тогда в Вашем Рио-де-Жанейро я примерно погоду знаю. Скажите, пожалуйста, Верочка, а чем Вы занимаетесь?

ВЕРА: Вы знаете, я пенсионерка, сижу дома.

А. СИМОНОВ: Ой, тогда извините, пожалуйста, как Ваше отчество?

ВЕРА: Николаевна.

А. СИМОНОВ: Вера Николаевна. Потому что я тоже пенсионер. Хотя вот занимаюсь безобразием контрударов на "Эхо Москвы". Скажите, пожалуйста, Вера Николаевна, а за кого Вы голосовали?

ВЕРА: Я голосовала за Зюганова.

А. СИМОНОВ: Понятно, старая любовь не ржавеет.

ВЕРА: Да.

А. СИМОНОВ: Все правильно. А, скажите, пожалуйста, Вы интересовались поворотами новыми, скажем там, веяниями в программе Зюганова? Ну, какими-то новыми идеями, которые оснащают эту программу? Или просто по традиции проголосовали за него, и чувствовали себя выполнившей свой гражданский долг?

ВЕРА: Я выполнила гражданский долг, потому что он мне как-то ближе, ну, по своим суждениям, по своим, ну, я даже не знаю, как это объяснить.

А. СИМОНОВ: По биографии ближе.

ВЕРА: Да, да.

А. СИМОНОВ: Понятно. Спасибо большое.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Спасибо. Мы продолжаем. У нас на линии город Оренбург. Все, хватит с нас обманок с Рио-де-Жанейро. А я-то думаю, ну, надо ж как здорово. Сообщение от Светланы: "Гласность не для народа". Светлана у нас на линии. Светлана, здравствуйте.

А. СИМОНОВ: Замечательно. Здравствуйте, Светлана.

СВЕТЛАНА: Здравствуйте.

А. СИМОНОВ: А скажите, пожалуйста, а почему гласность не для народа?

СВЕТЛАНА: А потому что в массе простой народ нас не слышит. Не слышит нас. Все наши (НЕ СЛЫШНО), что нам больно, народу больно жить, а нас не слышат.

А. СИМОНОВ: Так погодите секундочку. Народу больно жить. И народ нас не слышит. Так себя-то он слышит? Свою собственную боль он слышит?

СВЕТЛАНА: Нет, не народ не слышит. А нас не слышат вышестоящие.

А. СИМОНОВ: А! Вот это другой разговор.

СВЕТЛАНА: Те, кто нами управляет. Вот я что про что говорю.

А. СИМОНОВ: Знаете, я тоже постоянно утверждаю, что свобода слова состоит из двух частей, из гласности и из слышности. Т.е. из возможности сказать, и эту возможность мы с Вами имеем. Вот сейчас говорим с Вами в прямом эфире "Эхо Москвы". А вот то, что нас не слышат, это вторая половина, которой не существует. Потому что слушают нас, ну, иногда нас подслушивают, а вот слышать и слушать нас, это действительно очень редкое явление.

СВЕТЛАНА: Ну, я не знаю, но так жить вообще-то нельзя. Потому что, ну, я ладно, 60 лет мне. А молодежь то вот растет. Ведь у них вообще понятия не будет о том, что (НЕ РАЗБОРЧИВО). Молодежь уже друг друга не слышит.

А. СИМОНОВ: Ну, я бы этого не сказал. На самом деле, молодежь ведь слушает друг друга главным образом через интернет. Вы к этому имеете ...

СВЕТЛАНА: А я вот залезла к внуку в интренет, как посмотрела, какие там слова. На каком языке они разговаривают. Это ужас. Там столько мата.

А. СИМОНОВ: Это другой разговор. Это нам может не нравиться. Я говорю нам, потому что я старше Вас, мне 68. Поэтому, как бы сказать, мне бы впасть в отчаяние на 8 лет раньше Вашего.

СВЕТЛАНА: Да, нет, я, в общем, в отчаяние не падаю

А. СИМОНОВ: Уже хорошо.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Они де так не ругаются, они же так разговаривают.

А. СИМОНОВ: Это у них такой способ разговора. Они друг друга, между прочим, неплохо понимают.

СВЕТЛАНА: (ГОВОРЯ ВМЕСТЕ) Наверно. Ну, ладно.

А. СИМОНОВ: Ладно. Всего доброго.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: У нас на линии Алексей из Санкт-Петербурга. Президент Петербургской лиги автостопа.

АЛЕКСЕЙ: Здравствуйте.

А. СИМОНОВ: Здравствуйте.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: "Объехав полмира, имею ясное мнение о том, что делается в нашей стране".

А. СИМОНОВ: Замечательно. Скажите, пожалуйста, Вы имеете представление о том, что делается в нашей стране со стороны, или изнутри?

АЛЕКСЕЙ: Вы знаете, дело в том, что объехал я не только остальные страны, но и свою собственную. И имею реальную возможность сопоставлять.

А. СИМОНОВ: Так, скажите, пожалуйста, Алексей, кстати, мы с Вами тезки. Скажите мне, пожалуйста, вот имея реальное представление, что делать для того, чтобы быть услышанным?

АЛЕКСЕЙ: Ну, это сложный вопрос. Я все-таки не возьму на себя роль давать окончательный рецепт. Но единственное, что делать, это все-таки не молчать, даже тогда, когда пытаются заткнуть рот, даже тогда, когда пытаются переиграть и переиначить свои собственные слова, все равно продолжать не молчать.

А. СИМОНОВ: Спасибо большое. Вы просто сформулировали мой жизненный девиз.

АЛЕКСЕЙ: Прекрасно.

А. СИМОНОВ: Всего Вам доброго.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Бывает же так.

АЛЕКСЕЙ: Всего хорошего.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Так. Сообщение с пометкой "Не в тему". "Пользуясь случаем, хочу поздравить Алексея Кирилловича с наступающими праздниками. Михаил Сабаджан из Нью-Йорка". Знаете такое имя?

А. СИМОНОВ: Знаю, конечно. Привет, Миша. Ты вообще на линии?

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Нет, к сожалению, не на линии. Даже ничего не оставил о себе.

А. СИМОНОВ: Тогда пусть знает, что я ему передаю привет. Увидит это в интернете.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Так. Я напомню, что сегодня... Поселок называется Шипуново. Все-таки первая буква "Ш". Колония номер 6. Саша из Барнаула. Да, ИКNo6. Все, мы зафиксировали. Алексей Симонов задает вопросы в программе "Контрудар". Возможность ответить на эти вопросы у Вас есть прямая с помощью смс сообщения для номера +7 985 970-45-45. Мы обязательно Вам перезвоним. Вот просто пользуясь служебным положением, обращаюсь к Сергею, научному сотруднику музея "Ясная Поляна". Положите телефон. Мы Вам перезвоним. Перезвоним вот просто сразу после новостей. Новости на "Эхе" через несколько секунд. А затем "Контрудар" будет продолжен.

НОВОСТИ

Н. БОЛТЯНСКАЯ: 22 часа 34 минуты. Вы слушаете "Эхо Москвы". Алексей Симонов задает вопросы Вам, уважаемые слушатели "Эхо", +7 985 970-45-45. У нас на линии Ольга, 38 лет, трое детей. Голосовала за СПС.

ОЛЬГА: Добрый вечер.

А. СИМОНОВ: Здравствуйте, Ольга. Скажите, пожалуйста, Вы ради себя голосовали за СПС или ради детей?

ОЛЬГА: Ну, и за себя, и за детей. Хотя старшая дочь у меня уже голосовала сама.

А. СИМОНОВ: Ах, вот так вот. А она тоже голосовала за СПС? Или Вы не знаете?

ОЛЬГА: Она голосовала за "Справедливую Россию".

А. СИМОНОВ: Понятно. Значит, нац. проекты по увеличению, по росту рождаемости Вас уже не затронули, поэтому Вы позволяете себе вольности, не голосуете за то, за что голосует основное количество российского народа.

ОЛЬГА: Ну, Вы знаете, я мыслю индивидуально. Как, наверное, у каждого из нас своя голова. Поэтому ни за кампанию, а так, как думаю я.

А. СИМОНОВ: Понятно. А почему Вы за кампанию решили не голосовать за "Единую Россию"?

ОЛЬГА: У меня даже вопрос так не стоит. Я традиционного голосовала за "Яблоко". Но в этом году я посетила сайт, госдумы сайт. прочитала программы всех. И немножко была разочарована программой "Яблока". Поскольку там были заявления: мы хотим, но не было сказано, что мы сделаем. И это явилось основанием для того, чтобы из двух вариантов, которые я выбирала для себя, СПС и "Яблоко" я проголосовала за СПС.

А. СИМОНОВ: Искренне завидую СПС, за которую голосуют такие грамотные избиратели. Всего Вам доброго.

ОЛЬГА: Спасибо. Всего хорошего.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Спасибо. Мы продолжаем программу "Контрудар", У нас на линии Михаил, художник из Псковской области. Здравствуйте, Михаил.

МИХАИЛ: Здравствуйте.

А. СИМОНОВ: Михаил, расскажите, пожалуйста, что, по-вашему, такое гласность?

МИХАИЛ: Гласность - это когда человеку доступна вся информация. Это когда власть и народ живут в согласии.

А. СИМОНОВ: Ну, так никогда не бывает.

МИХАИЛ: Так не бывает. Да.

А. СИМОНОВ: Значит, гласности, собственно говоря, нету?

МИХАИЛ: Ну, в общем-то, всегда те, допустим, моменты, которые не выгодны власти, власть будет скрывать. Поэтому народ должен власть контролировать. Если народ не будет контролировать власть, то....

А. СИМОНОВ: Т.е. гласность - это одна из форм контроля народа за властью. Я правильно Вас понял?

МИХАИЛ: Ну, в общем-то, можно и так сказать.

А. СИМОНОВ: Понятно. Спасибо большое.

МИХАИЛ: Я голосовал за "Яблоко". Всегда за "Яблоко" голосую.

А. СИМОНОВ: И я всю жизнь голосовал за "Яблоко". А в этом году голосовал за СПС.

МИХАИЛ: Да. Всем программа "Яблока" близка, понятна. Единственная программа, которая мне понятна.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Спасибо.

А. СИМОНОВ: Спасибо большое.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Лена из Барнаула пишет: ""Справедливая Россия" реально работает". Лена из Барнаула у нас на линии. Лена.

ЛЕНА: Здравствуйте.

А. СИМОНОВ: Здравствуйте, Лена. Что значит "она работает".

ЛЕНА: Я сама являюсь, так скажем, участником неоднократной кампании за "Справедливую Россию". И вот сейчас мы очередную кампанию проводим в Барнауле на конкретном избирательном участке. Сама я работаю уже третий год конкретно депутатом и очень много работы сделано.

А. СИМОНОВ: Понятно. Значит, Вы сами являетесь членом "Справедливой России". И соответственно работаете и как честный человек делаете свое дело.

ЛЕНА: Да, да.

А. СИМОНОВ: А скажите, пожалуйста. А дело это Ваше направлено на какие-нибудь народные нужны?

ЛЕНА: Ну, вот конкретно я веду несколько программ, связанных с образованием, с просветительской деятельностью в городе Барнауле.

А. СИМОНОВ: Это какие? Это негосударственные программы? Это программы партийные?

ЛЕНА: Да. Это негосударственные программы. Вот сейчас, например, народное образование имеет так называемый народный компонент. Т.е. дети должны изучать в школах, в вузах историю своего края.

А. СИМОНОВ: Своего малого отечества, что называется.

ЛЕНА: Да. Ну, так скажем, малой родины. И вот по этому компоненту фактически ни школы, ни учителя не имеют никакой литературы. Очень, так скажем, ограниченный.

А. СИМОНОВ: И Вы помогаете выпускать эту литературу?

ЛЕНА: Да. Ну, здесь не только литературу, а сколько реально даем возможность конкретному учителю провести, например, урок открытый, выездной по городу Барнаулу.

А. СИМОНОВ: Т.е. Вы даете открытый выездной урок, а учитель должен прийти, послушать, что он может говорить.

ЛЕНА: Да, т.е. это конкретные такие действия.

А. СИМОНОВ: Понял. Хорошо, что "Справедливая Россия" в Барнауле приносит пользу. Спасибо Вам большое.

ЛЕНА: Вам спасибо большое. Очень приятно Вас было услышать.

А. СИМОНОВ: Всего доброго.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Спасибо. Ну, как, нельзя не сказать, что сама себе не скажешь чего-нибудь хорошее, другие никогда этого не сделают.

А. СИМОНОВ: Ну, как говорится, это каждый выбирает за себя.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Так, сообщения... Вы знаете, Алексей Кириллович, у нас есть такая категория трусливых слушателей. Это которые боятся. Чего-нибудь ляпнут паскудное, а телефончик привести боятся. Вот зачитываю: "Симонов был фронтовым журналистом, бывал на фронтах. Бывают ли современные журналисты в отдаленных районах страны, или узнают обо всем от информационных агентств?" Да будет Вам известно, Ирина, Алексей Кириллович, дальше продолжайте...

А. СИМОНОВ: Значит, дорогая Ирина...

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Трусливая Ирина, извините.

А. СИМОНОВ: Нет. Значит, дорогая Ирина, скажите, пожалуйста, а в информационных агентствах, что работает интернет? А откуда берутся сообщения в информационных агентствах? Каждое информационное агентство имеет энный штат своих собственных корреспондентов, которые дают правдивую, достоверную и по возможности объемную информацию с мест. Каким образом Вы себе представляете журналистов, жирующих на информационном пике, куда им присылают какие-то сообщения. А они из них выбирают и пишут свои дурацкие статьи, что ли?

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Ну, да. Анна Степановна Политковская куда ехала, когда ее траванули то интересно?

А. СИМОНОВ: Да, вот интересно спросить. Не помните, случайно, куда ехала?

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Не помнит, в том то и дело.

А. СИМОНОВ: Не помните.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Алексей Кириллович, продолжаем разговор. Попрошу вот нашего собеседника представиться. Вы с нами? Как Вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Меня зовут Алексея. Я, правда, три смски отправил.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Алексей написал следующее: "Голосовал за "Яблоко", потому что они слабые".

А. СИМОНОВ: Ну, что. Это тоже выбор. Скажите, пожалуйста, Алексей. А достаточно информации было о том , что вообще хочет "Яблоко". Т.е. получить то ее можно было. Но достаточно Вам, например, "Яблока" я эфире центральных каналов?

АЛЕКСЕЙ: Ну, нет, конечно. Вы же понимаете прекрасно. Просто я за "Яблоко" голосую давно. Ну, т.е. постоянно это всегда такое происходит. И наблюдаю движение г-на Явлинского и его партии. Просто я вижу, что человек сейчас подошел близко очень к конкретной личности. Он перестал исповедовать глобальные какие-то принципы, которые вообще должны побеждать в нашей стране. Он стал ближе к человеку, стал думать о нем. Поэтому он неизбежно проиграет. Поэтому в нашей стране каждый, кто думает о человеке, проигрывает. Мне захотелось его поддержать, даже при том, что я опасаюсь, что, к сожалению, "Яблоко" как-то так медленно, но верно сжимается. А я, как Вы знаете, своих, или, тех, кто мне нравится, не привык бросать.

А. СИМОНОВ: Спасибо большое. Мне очень понравилось то, что Вы сказали. Я с Вами солидарен. Даже независимо от того, за кого я голосовал.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Спасибо. Мы продолжаем разговор. У нас на линии Сергей директор издательства из Томска. Готов ответить за все.

А. СИМОНОВ: Замечательно. Сергей, Вы с нами?

СЕРГЕЙ: Здравствуйте.

А. СИМОНОВ: Здравствуйте. Скажите, пожалуйста, а кто такая Наталья Марарь?

СЕРГЕЙ: Ну, журналистка, которую несправедливо уволили.

А. СИМОНОВ: Кто ее уволил, голубчик?

АЛЕКСЕЙ: НУ, (НЕ РАЗБОРЧИВО) России, да.

А. СИМОНОВ: Нет, ее не впустили в Россию. Вот это действительно было несправедливо. Давайте, разберемся. Значит, Наташа Марарь - корреспондент журнала "Нью Таймс", "Новое время" или "Новые времена", тут, как говорится, версии есть. Старый журнал назывался "Новое Время". Теперь новый журнал называется "Нью Таймс". Она была журналист расследователь, работала там. Напечатала последнюю свою статью о том, как были распределены избирательные деньги. Как их умыкали избирательные деньги. И тут выяснилось, что она не вовремя поехала в такую командировку, экскурсию в музей Холокоста в Израиль.

АЛЕКСЕЙ: Да, да. Ей не повезло, да.

А. СИМОНОВ: Когда оттуда она возвращалась, ее просто не впустили в Россию, а коллегам сказали, что отправят ее обратно в Израиль. С большим трудом удалось уговорить отправить ее в Кишинев. С большим трудом. Она 10 часов провела в обезьяннике. Значит, вместе с высылаемыми таджиками узбеками. А в 10.15 утра, а было это в 2 часа ночи. В 10.15 утра она отбыла в Кишинев. Где в настоящий момент и пребывает. А мы все взаимно шумим и удивляемся, каким образом удалось выяснить, что она не въездная, если она за неделю до этого выехала, и ей никто не предъявил при этом претензий.

АЛЕКСЕЙ: Отлично, да, я знаю эту историю.

А. СИМОНОВ: Скажите, пожалуйста, а что Вы по поводу нее думаете? Почему ее не впускают обратно?

АЛЕКСЕЙ: Нет, ну, все понятно. Наши власти имеют право, с одной стороны, впускать, кого хотят. С другой стороны, не пускать, кого не хотят. И это относится не только к нашей стране. Это имеет отношение и к США, и к Великобритании, и к другим странам. Но это должно быть основано на законе.

А. СИМОНОВ: Понятно. Знаете интересную деталь насчет впускать и не впускать? У нас ведь с Молдавией нет визовых отношений. Мы с Молдавией можем ездить друг к другу, что называется, свободно и непринужденно. Не спрашивая ни у кого разрешения.

АЛЕКСЕЙ: Ну, закон нарушен.

А. СИМОНОВ: Вот этим собственно сейчас и занимаемся. Пытаемся понять, каким образом ухитрились, не нарушая закона, совершить подлость.

АЛЕКСЕЙ: Ну, закон, конечно, нарушен.

А. СИМОНОВ: Спасибо большое.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Спасибо. Мы продолжаем программу "Контрудар". Вопросы задает Алексей Кириллович Симонов. Алексей Кириллович , я должна Вам сказать, что человек, который у нас сейчас будет на линии, тоже знает много того , чего не знаете, например, Вы. Как, например: "Знаю, как победить либералам". Александр. Екатеринбург. Александр, Вы с нами?

АЛЕКСАНДР: Да, я с Вами.

А. СИМОНОВ: Здравствуйте, Александр. Это замечательное открытие. Ну-ка расскажите, но только, если можно, поскольку время у нас небольшое. И желающих со мной пообщаться довольно много. Поэтому попробуйте тезисно.

АЛЕКСАНДР: Ну, тезисно, это нужно идти в массы и нужно заниматься более-менее конкретными делами. Т.е. я бы, допустим, предложил заняться поддержкой малого бизнеса.

А. СИМОНОВ: Понятно. А скажите, пожалуйста, а как может партия, которую не допускают в эфир, у которой малая возможность к саморекламе и т.д. Чем она может помогать малому бизнесу. Она может только заявить о желании помогать малому бизнесу. Но это, по-моему, заявляют все партии.

АЛЕКСАНДР: Вот смотрите, как нужно делать. Нужно давать конкретные деньги на развитие малого бизнеса. Деньги с удовольствием дадут американцы. Дадут из наших же золотовалютных резервов. С последующим зачетом. Т.е. когда либералы придут к власти, ну, это нужно договориться заранее. Т.е. они просто зачтут те деньги, которые они нам дали в счет наших же денег.

А. СИМОНОВ: Я Вас понял. Этот способ кажется, честно говоря, мне...

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Заграница нам поможет.

А. СИМОНОВ: Несколько сомнительным. Спасибо большое.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Мы продолжаем программу "Контрудар". Спасаем отечество. Ирина на линии, которая пишет: Я знаю, как может победить любая партия". Ирина, здравствуйте.

А. СИМОНОВ: Это уже интересно. Здравствуйте.

ИРИНА: Здравствуйте.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Вы откуда, простите?

ИРИНА: Я из Пензы.

А. СИМОНОВ: Из Пензы, замечательно. А скажите, пожалуйста, любая партия может победить в Пензе или во всей России?

ИРИНА: Во всей России.

А. СИМОНОВ: В Пензе, например, у меня не вышло. Власть в Пензе отказалась со мной общаться. И более того, закрыла все гостиницы в Пензе, чтобы я туда не приезжал. И запретила, когда я все-таки туда приехал, запретила местным средствам массовой информации, от нее зависимым, присутствовать на семинаре, который я там должен был проводить, о взаимодействии власти и прессы.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Ну, ладно, давайте Ирину послушаем.

ИРИНА: Вы знаете, все это мне понятно, и все это мне знакомо. Вся Пенза об этом говорит. Кстати, до сих пор об этом говорит.

А. СИМОНОВ: Замечательно. Спасибо большое.

ИРИНА: Да, как насильно заставляли всех за "Единую Россию". Ну, это во всех городах и везде. Что я хочу сказать. Мне кажется, что может победить любая партия на любых выборах, если она будет провозглашать отмену дотации всем депутатам. И чтобы, допустим, заработная плата их была в процентном отношении....

А. СИМОНОВ: В прямой зависимости от средней зарплаты по стране.

ИРИНА: Да, да, я волнуюсь. От средней заработной платы по России. И вот отмена всех у них привилегий.

А. СИМОНОВ: Понятно. Тогда бы у нас давно президентом была бы Элла Александровна Панфилова, которая с этого начинала свою политическую карьеру, если помнится. А в итоге, значит, стала одним из главных правозащитников России и мучается с этим вопросом уже не первый год.

ИРИНА: Ну, Вы знаете, как-то, честно говоря, почему-то Элла Панфилова не вызывает как-то больших симпатий и доверия даже . Почему-то. Я не знаю почему.

А. СИМОНОВ: Ну, это уже другой разговор. Я не стану с Вами спорить. Хотя отношусь к Элле Александровне с большим уважением.

ИРИНА: Нет, я тоже где-то головой понимаю, но сердцем я ее принять не могу. И многие так, с кем я разговаривала.

А. СИМОНОВ: Понятно, но она вместо партий, значит, занималась этим. Она просто была председателем комиссии по привилегиям, если Вы помните.

ИРИНА: Да, я помню.

А. СИМОНОВ: Ну, вот видите. Значит, ну, что-то из этого ничего не вышло. Вы думаете, что если за это возьмется политическая партия, будет лучше?

ИРИНА: Я думаю, что да. Будет лучше, если она громогласно провозгласит. Что отмена привилегий депутатов, ну, вот то, о чем я говорила.

А. СИМОНОВ: Понятно. Я Вас понял. Спасибо большое.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: У нас на линии город Ярославль. Андрей написал о себе так: "Я против нового фюрера". Здравствуйте, Андрей.

АНДРЕЙ: Здравствуйте.

А. СИМОНОВ: Здравствуйте. Я тоже против нового фюрера. Вы знаете, что в 38-м году человеком года журнал "Таймс" признал предыдущего?

АНДРЕЙ: Да, да. Который сказал, что я буду самым известным человеком не немцам в мире.

А. СИМОНОВ: Ну, вот, видите. Значит, скажите мне, пожалуйста. А почему у Вас возникают именно эти ассоциации? Через премию, через признание человеком года или есть какие-то другие по этому поводу?

АНДРЕЙ: Я Вам скажу, по крайней мере, как я считал, 18 человек было в ГУЛАГе родственников.

А. СИМОНОВ: Понятно.

АНДРЕЙ: У нас отобрали много собственности. Часть удалось. Ну, вот один из моих родственников бунт поднял в лагере. Они перебили охру, он их вывел в Китай. Было сопротивление. Я много записал воспоминаний. Все это очень довольно-таки интересно. Тут в стол много материалов набрал...

А. СИМОНОВ: Скажите, пожалуйста, а с "Мемориалом" не делились?

АНДРЕЙ: У меня ассоциации, что этот режим, он политической культурой нет преемственности. Лучшие, сами понимаете, они были отправлены, или уничтожены. И сейчас разбросаны русские оказались по всему миру, не смотря на голословные утверждения последние Путина в Австралии, где он выступал, что мы тут русских, все это вранье. Все это ложь. Я был в Мурманске, когда погибал "Курск". Когда могли его спасти. Когда была такая грандиозная ложь, как вот Геббельс, по-моему, это говорил...

А. СИМОНОВ: Что чем больше врешь...

АНДРЕЙ: Очень все возмущены были. Очень были возмущены. Это система, вот мы приехали с Севера. Теперь вот нас выписали, ребенка даже несовершеннолетнего выписали по суду, хотя где мы были прописаны и были собственность. Это были суды. То человек сейчас ну как бы, ну, Вы, наверное...

А. СИМОНОВ: Я понял Вас.

АНДРЕЙ: Мне приходится воевать каждый день, как бой. Я предприниматель и приходится решать вопросы, не совсем официально это бывает. Систему я уже эту...

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Знаете. Спасибо. Замечательная совершенно коллизия происходила, пока Вы беседовали с Андреем. Алексей Кириллович, зачитываю смс сообщение. Т.е. Вы понимаете, что смс сообщение можно отправить только с телефона. Читаю: "Надо не только Н. Марарь выслать в Израиль, но и всех..." далее идет элегантное слово "жидов".

А. СИМОНОВ: А, понятно.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Я перезваниваю по телефону. Я его объявлю. 8 903 163-95-61. И слышу: "А я Вам не звонил". На мой вопрос: а будет ли человек разговаривать с "Эхом Москвы". Сожалею.

А. СИМОНОВ: Понятно, извините, отправитель. Извините, господин отправитель.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Да, отправитель ошибся, да. У нас линии Стас, который считает, что Наталья Марарь должна отвечать за свои слова. Стас, здравствуйте, Вы с нами?

СТАС: Да, здравствуйте, я с Вами.

А. СИМОНОВ: Здравствуйте. Я согласен с Вами, но как можно отвечать за свои слова, будучи высланной из страны?

СТАС: Я не знаю, как насчет того, что выслана из страны. Я знаю то, что в ее материале не было опубликовано ни одного доказательства своих слов.

А. СИМОНОВ: Ну, насчет ни одного, я бы не сказал. Потому что, конечно, это ссылка на достаточное количество людей, пожелавших остаться анонимными. Но из этого не следует, что их нету.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Согласно закону о средствах массовой информации...

СТАС: Ну, если говорить про закон, я в свое время как-то служил в Чечне. Так вот журналисты, подобные Марарь, очень много говорили о наших войсках, которые были в Чечне. И честно говоря, эта информация абсолютно не соответствовала...

А. СИМОНОВ: Простите, когда Вы были в Чечне, в первую или во вторую кампанию?

СТАС: Я был уже когда начиналась антитеррористическая операция.

А. СИМОНОВ: Антитеррористическая операция у нас была как бы в 2 этапа.

СТАС: Второй этап.

А. СИМОНОВ: Второй этап. Понятно. Значит, я Вам должен с печалью сказать, что большинству журналистов на втором этапе просто были отодвинуты от фактов. В основном писали по материалам...

СТАС: Нет, я с Вами не соглашусь только потому, что когда наши самарские милиционеры в Введено, по всем вещательным каналам, а особенно по НТВ, а НТВ тогда еще было до разгона, давали такую информацию, что нас, Введенский райотдел, взяли штурмом, всех там перебили, там все дела, ля-ля, тополя, родственники здесь в Самаре находились просто в шоковом состоянии. А мы сидели там и откровенно...

А. СИМОНОВ: И у Вас была тишь да гладь.

СТАС: Наоборот. У нас было все нормально.

А. СИМОНОВ: Ну, я и говорю.

СТАС: Да, да. Совершенно верно. Вы правильно сказали. Понимаете, вот эта непроверенная информация, которую они дают, она совершенно неправильный фон создает.

А. СИМОНОВ: Так вот я еще раз Вам повторяю. Вы понимаете, какая штука. Значит, я просто внимательно наблюдал за обеими кампаниями, даже вел в известной степени мониторинг этого дела. Значит, если в первую кампанию журналисты были допущены непосредственно к военным действиям, видели своими глазами, что реально происходит, то в абсолютном большинстве случаев во вторую кампанию их либо возили по памятным местам, такое экскурсионное бюро, скопом. Либо давали пресс-релизы, на основе которых они писали. Поэтому Вы бы серьезно, может быть, надо посмотреть, откуда взялась эта информация....

СТАС: В любом случае. Извините, я Вас перебью. Если некто Киселев по своей программе, когда она еще была на НТВ. он передавал, что русские солдаты вывозят на БТРах мебель из разрушенных домов. И плюс еще то, что я на своей собственной шкуре там испытал. И что было у нас, и что говорили по НТВ, это была большая, большая разница.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Понятно. Спасибо. Вот еще одно сообщение от Андрея, извините, за выражение, "Лохи, купите себе хорошую аппаратуру, которая по смс определяет отправителя. Марарь - гастарбайтер и в обезьяннике она не сидела. Врать не надо". Андрей у нас на линии. Алексей Кириллович, прошу.

А. СИМОНОВ: Андрей, значит, а что вы называете обезьянником? Я называю это камеру 2х4, в которой она находилась вместе с высылаемыми таджиками и узбеками.

АНДРЕЙ: А как же Ваша журналистка брала у нее интервью?

А. СИМОНОВ: Какая наша журналистка? Я разговаривал с Марарь на следующий день после ее...

АНДРЕЙ: Нет, извините, если в "Развороте" Ваша журналистка брала у нее интервью.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: По мобильному телефону, который у нее никто не отобрал.

А. СИМОНОВ: Конечно. Ну, как Вы думаете?

АНДРЕЙ: А мобильный телефон не отнимают.

А. СИМОНОВ: Нет, не отнимается.

АНДРЕЙ: А почему нет?

А. СИМОНОВ: Вы спросите... Я ведь по вопросам гласности, а не вопросам изъятия телефонов.

АНДРЕЙ: Нет, ну, у всех даже часы снимают милиционеры. А Вы говорите мобильный телефон...

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Если речь идет о задержании.

А. СИМОНОВ: Часы снимают, если ценные.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Нет, если речь идет о задержании. Она находилась, что называется вне границ.

А. СИМОНОВ: Совершенно. Она в нейтральной зоне, как бы сказать в нейтральной зоне находилась.

АНДРЕЙ: Это не камера, не КПЗ, не обезьянник.

А. СИМОНОВ: Нет, не КПЗ. Что Вы имеете в виду под обезьянником?

А. СИМОНОВ: Я имею в виду комнату 2х4, в которой она находилась. Я это услышала лично от нее. Поэтому мы на это ссылаемся.

АНДРЕЙ: А чего же она говорила, что она сидит в зале ожидания вокзала, и ждет, когда ей дадут денег ее коллеги журналисты.

А. СИМОНОВ: Собственно, так и было.

А. СИМОНОВ: Значит, спасибо. Так оно и было. Коллеги приехали, успели до ее отлета.

АНДРЕЙ: А как же они поместятся все в одной камере?

А. СИМОНОВ: Они не помещались в одной камере. Ее вывели к коллегам. Вернее не к коллегам, а к одной из коллег, которую пропустили в зеленую зону.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Андрей, а что Вы у нас хотите собственно узнать?

АНДРЕЙ: Нет, ну, вопросы Вы же задаете, правильно?

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Кто бы мог подумать.

А. СИМОНОВ: Справедливое замечание. тогда считайте, что мы с Вами выяснили отношения.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Спасибо. Ну, Алексей Кириллович, минута, подведение итогов.

А. СИМОНОВ: Спасибо всем большое. Я думаю, что мы с интересом поговорили друг с другом. Я, честно говоря, во-первых, мне приятно было убедиться, что действительно большинство слушателей "Эхо Москвы" в здравом уме и в твердой памяти. Что они голосуют...

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Т.е. не в маразме.

А. СИМОНОВ: Голосуют за тех, за кого, в общем, доктор прописал. И не зависимо от того, за кого конкретно. Во всяком случае, не голосуют скопом, и не голосуют, как бараны. Спасибо большое. Гласность - это выдающееся завоевание человечества. Но гласность - это всего-навсего черепаха, которая ползет к свободе слова.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Алексей Симонов в программе "Контрудар". Я благодарю Алексея Кирилловича. Новости на "Эхе" через полминуты.




19.12.2007
http://echo.msk.ru/programs/kontrudar/57240.phtml
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован