11 февраля 2013
19183

Евгений Сидоров: Честь и достоинство у нас преподают факультативно

11 февраля известному критику, бывшему министру культуры и нынешнему первому секретарю Союза писателей Москвы исполнилось 75
11.02.2013

К своему 75-летию юбиляр подошел в отличной форме. Как физической, так и творческой: пишет книги (талантливые), возглавляет Союз писателей Москвы (прогрессивный), критикует власть (конструктивно). А когда-то ходил во власть и сам.

В 1992-м - 1997-м Сидоров был министром культуры. И, несмотря на остаточное финансирование последней, все-таки смог немало сделать. Например, спасти от лихой приватизации, а по сути захвата, многие культурные объекты. Сменить слабое руководство Эрмитажа, пушкинского Михайловского, есенинского Константинова, а в Ясной Поляне вообще поселить прямых потомков Толстого...

Благодаря его усилиям были открыты секретные запасники музеев, в которых скрывались от почитателей картины Эль Греко, Дега, Ренуара, Гойи...

Ему даже удалось изменить начальственный взгляд на Государственную премию, она стала вручаться действительно талантливым писателям и артистам, а не тем, кто, по его же выражению, "целует начальство в плечико"...


- Что из сделанного вами для российской культуры вы считаете своей главной заслугой или, может быть, удачей?

- Свои "подвиги" не обсуждаю. Это моё кровное заповедное дело. Ещё в древнем Риме было верно сказано: "Никто не судья в собственном деле".

Но я уверен, что пока наш парламент не примет Закон о культуре и творческих организациях, проект которого вот уже пятнадцать лет гуляет по думским и правительственным коридорам, до тех пор нормальная жизнь творческих союзов будет весьма сомнительна. Они бесправны, фактически по закону об общественных организациях приравнены к ассоциациям пчеловодов и нумизматов.

- А каким вам видится отношение к культуре нынешней власти?

- Нельзя бывшему министру публично критиковать следующих, как бы этого ни хотелось. Предпочитаю не комментировать.

- Разве? А не вы ли написали: "Государство нуждается в пошлости, чтобы легче манипулировать массами". Но пошлость как раз и противостоит культуре, значит, культивируя пошлость, власть культуру истребляет. Или вот еще одна ваша мысль: "Наша общественная жизнь активно поворачивается к ликвидации стыда. А ведь именно стыд - одно из главных отличий человека от животного". Нельзя ли поподробнее?

- По-моему, сказано достаточно определенно. Каждый день мы видим, как честь и достоинство личности ли, государства ли - превращаются в абсолютно факультативные сюжеты. "Достоевская вседозволенность" становится сферой гражданского существования. Я говорю, конечно, не об исключениях, а о правиле. Стыд корректирует совесть. Исчезает стыд - и совесть вянет.

Наши главнокомандующие, что в законодательной, что в исполнительной сфере - замечательно некомпетентны и равнодушны к сложностям и переливамхудожественной жизни - ведь это не влияет непосредственно на их повседневное существование во власти.

- Как вам удавалось взаимодействовать с командой Ельцина? И что имел ввиду Зиновий Гердт, написав в "Огоньке": "А что же Женя Сидоров, сидит в правительстве и не хлопнет дверью?"

- Ну и хлопул бы, а что дальше? Честно говоря, и повода серьёзного не было. Разве что Большой театр, cами видите, до чего нынче его довели. Но при мне с 1992 года он был в ведении президента и его администрации и только при Швыдком вернулся в лоно Минкульта. Почему я почти шесть лет взамодействовал, как вы говорите, c командой Ельцина? Да потому прежде всего, что (за исключением безденежья) был практически с в о б о д е н от начальственной опеки. Мне действительно д о в е р и л и отрасль. В наши дела никто не вмешивался. Вместе с некоторыми интеллигентными губернаторами и руководителями областных культурных управлений мы гуляли сами по себе, стараясь выжить и спасти от приватизационных атак музеи, библиотеки, остатки сельских клубов, всю систему художественного, музыкального, театрального образования.

И сохранили, между прочим.

Дорогой Зиновий Ефимович прав в одном: я порой видел то, что лучше бы не знать и не видеть. Но должен же кто-то на своём месте делать то, что должен, не впадая в грех соучастия или холуйства?

Я это делал. Пусть другие сделают лучше.

- Не кажется ли вам, что серьезной заслугой "хорошего" министра культуры может считаться хотя бы попытка уберечь культуру от невежества и не допустить чудовищных глупостей. Как, например, предыдущий министр культуры Авдеев предотвратил уничтожение переделкинских музеев Чуковского, Пастернака и Окуджавы - под предлогом создания Литературного музея писателей Переделкино имени... Шолохова! Который не только никогда там не жил, но, кажется, и не бывал.

- А.А. Авдеев поступил как подобает министру культуры. Он услышал наш тревожный сигнал. Ведь дело дошло до президента Д.А. Медведева, от него спустилась бумага в Думу и Министерство c идеей обобществления переделкинских литературных музеев. По-существу же это был проект рейдерского захвата музейных территорий под флагом шолоховского фонда.

- Ровно пять лет назад, в нашей беседе для "Новой", вы посетовали, что, будучи министром культуры, так и не смогли доказать, что культура - основа человеческого существования и что именно поэтому она - выгодна. Мне показалось тогда, что боец устал и решил вложить шпагу в ножны... И вдруг в том же 2008 году вы неожиданно возглавили Союз писателей Москвы. Почему?

- Сам не знаю. После смерти Риммы Федоровны Казаковой Союз писателей Москвы остался без первого секретаря. И вот в один прекрасный день мне звонит Сергей Александрович Филатов, председатель нашего Союза и президент известного фонда (я в это время в Казахстане) и говорит: "Евгений Юрьевич, соглашайтесь, тут уже собралась конференция, ещё выберут кого-нибудь, не дай бог". Что мне было делать? Без меня за меня проголосовали. Всё (как всегда у меня) решили судьба и внезапность.

- В обывательском представлении понять, чем отличается этот союз писателей от других - сложно. Еще сложнее определить, зачем вообще сегодня нужны такого рода организации. При советской власти все было ясно: если ты член творческого союза, то уже не тунеядец, идет рабочий стаж, получаешь путевки в дома творчества, а то и квартиру в писательском доме, ездишь выступать по городам и весям...

- Принадлежность к тому или иному литературному союзу в наши дни - это, в сущности, маркировка стиля в широком смысле слова, идейно-творческое предпочтение. Литераторы примыкают к нашему сообществу, безо всяких меркантильных или каких-либо иных выгод за исключением р е- п у т а ц и о н н ы х. Именно репутация, надеюсь, делает наш Союз в глазах общества творчески состоятельной организацией, где прежде всего ценится дар, а не только п р и н ц и п ы.

- Если открыть справочник членов Союза писателей Москвы, то создается впечатление, что это творческое объединение современных классиков: Андрей Битов, Фазиль Искандер, Владимир Войнович, Евгений Евтушенко, Евгений Рейн, Инна Лиснянская, Олег Чухонцев, Людмила Петрушевская, Людмила Улицкая, Евгений Попов, Александр Кабаков, Игорь Волгин, Бенедикт Сарнов, Сергей Гандлевский, Дмитрий Быков, Эдуард Успенский...

- Да, нашему союзу не требуется гул лживых фанфар и звон многочисленных дутых наград в виде самодеятельных орденов и медалей. Кстати, мы постоянно встречаемся с читателями, участвуем в международной писательской жизни, к сожалению, c трудом собирая небольшие, но совершенно необходимые деньги для нормального существования.

Союз писателей Москвы - беден, ведь литературные вожди, захватившие в девяностые годы здания и счета Союза писателей СССР, пируют сегодня на обломках самовластья. Конечно, наших имён на них не напишут, зато эти имена, по крайней мере, не будут смешны в глазах вменяемых потомков.

- Совсем недавно у вас вышли очень любопытные и во многом неожиданные "Записки из-под полы". Это - произведение не только критика, но прозаика и мыслителя. Оценили вашу книгу в писательской среде или продолжает действовать инерция восприятия вас как начальника и критика, то есть тоже почти писательского начальника, по Шварцу, "оценщика в городском ломбарде"? И еще... Ваша книга густо населена известными персонажами от политики и культуры. Многие обиделись? И не собираетесь ли вы писать продолжение?

- Признаюсь, меня по-детски ранят слова "министр", "посол". Ну и чёрт с ними, не со словами, конечно, а с теми, кто этим меня доброжелательно клеймит. Я литератор, а по совместительству всё остальное.

Насчёт книги. Обиженные есть, униженных - никого. Я ведь и себя особенно не жалею.

О продолжении покамест помолчим. Посмотрим, как карта ляжет.

P.S. "Новая газета" поздравляет Евгения Юрьевича Сидорова с 75-летием и желает ему еще много лет работоспособности и творческой активности, которыми он поражает сейчас.
http://www.novayagazeta.ru/arts/56683.html
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован