22 августа 2001
2737

Евгений Ясин: Черно-белый триколор

Десять лет мы живем под одним флагом, но по-прежнему делим друг друга на своих и чужих

Тысячелетнюю Россию строили уже сорок поколений людей. Если исходить из среднего демографического критерия, на нашу долю выпала последняя четверть века с беспрецедентной политической амплитудой - от застойного социализма с его последней перестройкой до ударно-либеральной капитализации страны с ее нынешней системной коррекцией (капиталистическая перестройка?).
Столь глубокого и быстрого крушения не только "старых", но и "новых" надежд на памяти России, кажется, еще не было. Никогда еще волна массовых иллюзий не вздымалась так высоко и не разбивалась с такой силой о несокрушимую скалу "полуреформ по-русски". И вряд ли в других эпохах отечественной истории сыщется сразу столько "вождей", даже если иные из них все еще стоят на пьедесталах, в душах былых своих поклонников они давно рассыпались в пыль...
Не оттого ли десятилетний юбилей августовского путча 1991 года вышел таким печальным? Власть вообще воздержалась от каких бы то ни было торжественных юбилейных мероприятий, видимо, ощущая, что они и не вызовут сколько-нибудь заметного воодушевления в обществе. Бесчисленные "круглые столы" с идеологами и героями тех дней вызвали повышенный интерес только у прессы. Цветов не преподносили ни "правым", ни "виноватым", слез тоже не наблюдалось ни с той ни с другой стороны. Более того, августовские путчисты, когда-то принявшие из рук новой власти амнистию и тем самым публично признавшие свою вину перед ней, вдруг под юбилейными юпитерами продекларировали не только свою невиновность, но даже и святость целей проигранной ими борьбы. Боюсь, не только у меня возникло ощущение, что немалая часть общества восприняла эти декларации с доверием. В отличие, кстати сказать, от деклараций "победителей", которые смогли записать в свой актив только одну отчетливую победу - как раз над августовским путчем, тогда как во всем, что последовало затем, принуждены были говорить в основном об "ошибках курса".
Все это слишком серьезный феномен, чтобы о нем не задуматься. Уже десять лет в нашей памяти развал Советского Союза олицетворяется с рождением новой демократической России, а провал затянувшегося социалистического эксперимента - с переходом к открытой рыночной экономике глобального типа. Как вдруг под юбилейными юпитерами выясняется, что реальное состояние российской демократии и экономики угнетает вчерашних демократических вождей едва ли не больше, чем их оппонентов, которым на таком-то фоне уже просто не в чем раскаиваться. Но печальней всего участь рядового российского гражданина, который, понюхав однажды пороху тех и других, здраво рассудил, что лучше ему держаться от них подальше. После двух пиков, отмеченных в 1991 и 1993 годах, затухание общественной активности за минувшее десятилетие похоже на стрелу, летящую почти отвесно вниз. "Как нам вернуть людей 91-го года, те 60 тысяч, что сутками стояли у Белого дома?" - задался вопросом на одном из "круглых столов" Владимир Иваненко, второй лидер "Яблока".
Но прежде чем думать, как "вернуть", надо ведь знать, почему они "ушли".

Дуэли на высшем уровне

Чаще всего в нынешнем юбилейном контексте мелькают два ядовитых обвинения: "предатели" да "изменники".
Уже не говорю о гекачепистах: они клеймят всех подряд, кто сдал "ту великую страну". Сдавать ее, по моему убеждению, действительно не стоило, но защищать ее неконституционным путем - не означало ли как раз сдавать?
Ведь это и привело к резкому ослаблению "центра", с которым уже открыто перестали считаться лидеры Украины, Молдовы, Грузии, России. Тем не менее бывший член Политбюро и секретарь ЦК КПСС Олег Шенин и ныне настаивает на "предательстве" Горбачева, который должен был либо отправить Ельцина "послом в Африку", либо судить за нарушение Конституции Советского Союза "по статье 64 пункт "а", а именно за измену Родине". Но Шенин известен твердостью своих взглядов, которые ни на йоту не изменились за эти десять лет.
Показанный в воскресенье документальный телефильм Александра Стефановича "Жаркий август 91-го года" зафиксировал любопытную метаморфозу и в поведении маршала Язова, бывшего министра обороны СССР, пожалуй, единственного в ГКЧП "голубя", несмотря на свой военный мундир. Именно он 21 августа 1991 года вопреки приказу ГКЧП вывел войска из Москвы, а год спустя в следственной камере Матросской Тишины неожиданно заявил прямо в телекамеру: "Дорогой Михаил Сергеевич. Я старый дурак. До конца моих дней меня будет жечь позор за принесенные вам, стране и народу беды". Но вот прошло десять лет, и у маршала уже другой взгляд на прошлое. "Не было никакого заговора", - заявил он Стефановичу, а со страниц "Комсомольскрой правды" разъяснил подробней: "Скажите, пожалуйста, какой заговор, если накануне открыто группа политиков поехала к Президенту СССР сказать ему, что завтра государства не будет, если будет подписан Договор о создании суверенных государств?.."
"Иначе как предательством их поведение назвать не могу" - это уже Горбачев о Янаеве, о Лукьянове, о Стародубцеве, о начальнике своей охраны Медведеве ("Самый настоящий предатель. Плеханов, начальник охраны президента, тоже"). Еще жестче, но все же чуть более "уважительными" словами о Ельцине: "Волюнтарист по натуре. Взломщик. И безумная жажда никому не подконтрольной власти".
Как будто и не прошло десяти лет - политические оппоненты продолжают поныне общаться исключительно на языке обвинительных приговоров. И хотя теперь это, к счастью, уже только словесная война, все-таки жаль: ведь эти не прекращающиеся дуэли на высшем уровне продолжают раскачивать наше общество, постоянно вышибая из него идею примирения и мешая самим дуэлянтам найти свою новую политическую роль.
Я обратил внимание на интервью Шенина и бывшего председателя КГБ Крючкова, опубликованные в газетах на прошлой неделе: оба не упустили случая поставить на вид бывшему генеральному секретарю ЦК КПСС его прошлогоднее заявление в Турции о том, что он всю свою жизнь посвятил борьбе с коммунизмом. Такого рода заявления вряд ли могут сильно способствовать притоку новых членов, особенно из числа старых соратников, в ряды Социал-демократической партии, созданию которой Михаил Сергеевич отдает сейчас много сил.
Но все это, скажем так, издержки "межпартийных споров". Видимо, с целью избежать их, на "круглый стол" в "Московских новостях" не явились все приглашенные члены ГКЧП, предоставив демократам-победителям спорить фактически друг с другом.
Оказывается, еще тогда, на заре 90-х, было много споров в Межрегиональной группе Верховного Совета РСФСР, кого же избрать ее лидером. Вероятными кандидатами были Юрий Афанасьев, Гавриил Попов "и другие достойные люди", "а мы взяли да подарили Ельцину" (Олег Румянцев), "которого потом нам пришлось втаскивать на танк..." (Юрий Черниченко). Ибо "Борис Николаевич начал бронзоветь сразу после победы над ГКЧП", и всякий, кто осмеливался ему на это указать, "немедленно выдавливался из руководства". Даже Сергей Филатов, сопредседательствовавший за "круглым столом", вдруг заговорил об "авторитаризме президента", хотя в свое время ему легче было бы проглотить язык, чем вымолвить такие страшные слова. И все это - в связи с тем, что российская власть проспала первый, решающий этап революции, когда за один месяц можно было сделать все, на что теперь, по мнению Черниченко, "придется потратить десятки лет", а по мнению Александра Руцкого, "уже и за столетие не сделать...".
Тут только до меня дошло, какой же искусный маневр применил на этот раз маршал Язов, заманив "противника" на покинутые позиции, да еще, видать, и Янаева этому подучил, ведь оба обещали быть на "круглом столе" и оба не пришли. В отсутствие "противника" говорить пришлось не о победе демократов, в свое время разгромивших ГКЧП и отстоявших демократию на марше, а о том, почему за восемь лет их правления страна оказалась в состоянии экономического и социального коллапса. В результате весь удар победивших демократических сил пришелся на самое ответственное лицо российской революции, тем более что лицо это отсутствовало, и даже его бронзовая статуя ныне больше никому не страшна.
И что же такое важное в ту пору было не сделано, пропущено, забыто, что теперь, оказывается, еще нескольким поколениям догонять?
Перечислю буквально пункт за пунктом.
Выясняется, что уже была "запущена социализация общества", то есть "уже начато строительство гражданского общества в России", но ее новая политическая власть, на целых полгода увлекшись борьбой с Союзным государством - заметьте, уже после разгрома ГКЧП! - начисто позабыла о кардинальных реформах, которые стали бы основой нового общественного строя России. "И та группа пассионариев, которая затеяла все это, так и не сумела провести свои идеи через Президента".
Не народная, а номенклатурная революция произошла в стране. Экономическая свобода досталась элите, она и ограничилась только дикой приватизацией государственного и народного имущества, без глубокой вспашки всего экономического поля. Народу досталась соответственно только свобода цен.
А потом началась разработка конституции "под вождя", ускоренная конфликтом исполнительной и законодательной ветвей власти. В октябре 1993 года под российскую демократию заложили бомбу, тикающую до сих пор.
"Уж как мы ругались с Филатовым, помнишь, Сергей Александрович? Я все говорил: нельзя строить такую экономику в России, когда в магазинах вроде бы все есть, но для народа это все равно что лизать сахар через стекло... Ты же меня все успокаивал: мол, вот увидишь, все устроится... Ну вот мы теперь и подводим итог за этим "круглым столом": за десять лет в России произошел всего лишь плавный переход от политического климакса к политическому цинизму".
Эту формулировку Александр Владимирович Руцкой повторил дважды, столь точной она ему, видимо, кажется. Уже после того, как он был снят буквально с финиша своей второй губернаторской кампании в Курске, его пригласил баллотироваться депутатом в Государственную Думу 76-й избирательный округ Ивановской области. Поехал, пощупал ситуацию на месте. Там долго и из рук вон плохо правили коммунисты, и бывший губернатор заявил своим ходокам: "Нет, ребята, вы восстановлению не подлежите, изберите кого-нибудь другого". И пришлось ивановцам искать другого...
Вот как выглядит это десятилетие в описании ближайших соратников первого российского Президента. Они-то были готовы, да это он им не дал. Чуть ли не по той же формуле: нет, ребята, по вашим схемам Россия восстановлению не подлежит...
Как ни поразительно, если кому и принес лавры этот скорее печальный, чем радостный августовский юбилей, то именно новому Президенту России. И едва ли не ото всех участников политического конфликта, из которого не могут они выйти уже десять лет. От Горбачева ("Я поддерживаю Путина и его работу. То, что он уже успел сделать, меня вдохновляет") до маршала Язова ("Ельцин оставил Путину столько завалов, что их еще лет десять, если не больше, разгребать придется").
Бурбулис, если я его правильно понял, вообще соединил три эпохи: горбачевскую, ельцинскую и путинскую - в цельный период нашей истории, определив его как "период Российской Реставрации", которой очень мешает "социальный распад поистине чернобыльского масштаба".
Склонное к скепсису "Яблоко" устами своего второго лидера отметило не только стабильный 70-процентный рейтинг Президента, но и странную для нашего общества тишину: "ни весенних, ни осенних выступлений трудящихся". "Хотя за десять лет в стране совершенно разрушена солидарность, оказывается, государство все-таки продолжает строиться", - это Евгений Ясин. Желчный Черниченко и тот отметил, что "Путин, конечно, неаграрный Президент, но винить его в этом было бы незаслуженно, ну просто человек других нравственных конструкций. Но пока не поймет, что пока не будет у нас гражданского самозащищающегося села, никакие реформы в стране не пойдут". Юрий Афанасьев: "Гекачеписты прямо так и заявляют - Путин делает то, что когда-то хотели и они. Вернул советский гимн. Скоро вернет и Сталинград".
Ну, наконец, камертон, на который смог настроиться даже столь разноголосый хор! Словно бы какой-то нравственный шарнир вдруг возник между властью и обществом. Это, конечно же, не отменяет нужды ни в полноценной Конституции, которую постепенно, шаг за шагом, пока только отдельными законами шлифует новая власть, ни, возможно, даже в Учредительном собрании политических сил и гражданского общества России на пороге глобального мира ХХI века.
Может, и прав Афанасьев: "Опять мы в самом начале пути".

Александр САБОВ,
политический обозреватель
"Российской газеты".

http://www.rg.ru/anons/arc_2001/0822/2.shtm
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован