Эксклюзив
Аванесов Вадим Сергеевич
15 декабря 2011
18769

Вадим Аванесов: Модернизация российского образования.

Аннотация

В статье сделана попытка исследовать проблемную ситуацию, причины ухудшения массового образования, выявить условия эффективной модернизации, поставить и решить, отчасти, проблему научного обеспечения модернизации. Дана критика министерского проекта закона об образовании, сформулированы ключевые вопросы и решения, сделаны выводы и предложения.

Здесь, чтобы оставаться на месте, надо бежать изо всех сил. А чтобы двигаться вперед, надо бежать в два раза быстрее".

Льюис Кэрролл

Введение

Модернизация образования в России велась сверху, по бюрократическому типу, больше на словах, чем на деле, без должной общественной и финансовой поддержки, без требуемого научного сопровождения. Потому она оказалась фактически проваленной и затратной.

Для успеха нужны были всенародная поддержка, новая образовательная политика, повышение зарплаты, информационная открытость, независимые экспертизы имеющихся трудностей, системный анализ образовательной ситуации, опора на новые формы и методы образовательной деятельности, научно обоснованные стратегии, независимые центры настоящих педагогических измерений. Ничего из перечисленного не было. Делалось только то, что чиновники  считали нужным.

Сейчас остро встала проблема модернизации образования, но действия органов управления образованием не адекватны вызову времени. Они рассматриваются в литературе как смесь зарубежных заимствований с российской неумеренностью, с редким умением довести все до крайности и абсурда, то есть потерять чувство меры. Эти действия включают в себя всеобщую ЕГЭизацию и бакалавризацию, создание мегауниверситетов, резкое усиление роли государственных структур, бюрократических методов и процедур, насаждение формализма, пренебрежение творческой, содержательной стороной образования (2). Они осуществляются по устаревшему шаблону, не имеют ничего общего с подлинными вопросами модернизации российского образования.

Вместо этого имеет место деградация российского образования. Для преодоления этого отрицательного процесса нужны новая образовательная политика, независимые экспертизы имеющихся трудностей, системный анализ, эффективная методология, опора на новые теории и методики образовательной деятельности, научно обоснованные стратегии модернизации, независимые центры настоящих педагогических измерений. Сейчас этого нет.

В начале ХХI века России предстоит вновь провести модернизацию, такую, которая позволит не только догнать развитые страны, но и создать условия, обеспечивающие успешное движение в будущем. Но сделать это труднее, поскольку предстоит провести две модернизации сразу - одну сферы образования, и на этой основе провести вторую, главную, модернизацию страны. Похожая ситуация была в СССР в 20-30-х годах двадцатого столетия. Модернизация тогда шла по всем направлениям. 

Если она пойдёт сейчас в России, то на этом пути предстоит преодолеть политическую и социальную неустойчивость, бюрократические преграды, отрицательный подбор кадров, негативные тенденции ухудшения качества образования последней четверти века, создать общественно-политические, педагогические, технологические и материально-технические условия, способствующие ускоренному развитию образования и страны в целом. Иначе говоря, нужна настоящая модернизация, а для неё нужны новые условия и новые кадры, способные  обеспечить инновационный путь развития.

Острая необходимость модернизации российского образования понятна всем, но от этого уверенности в её успехе не прибавляется. Анализ проблемной ситуации показывает, что эффективная модернизация возможна лишь при заметном изменении ряда политических, общественных и научно-педагогических условий. Определение таких условий - главная цель настоящей статьи.

Проблемная ситуация

Ситуация в российском образовании довольно объективно охарактеризована в научной литературе. Большинство авторов называет её кризисной. Суть кризиса объясняется отставанием качества образования от потребностей личности и общества, от изменений, происходящих в мире. Хотя отмеченное отставание качества образования наблюдается практически во всём мире, в России это отставание заметно больше, чем у развитых стран. Две главные причины - ошибочная образовательная политика и недостаточное финансирование.

Общее направление ведущихся в России образовательных реформ характеризуется дефундаментализацией образования (3). В школе систематически сокращается преподавание предметов естественнонаучного и гуманитарного цикла. В 2011 г. спорному процессу интеграции школьных учебных предметов придан новый импульс проектом новых государственных образовательных стандартов (4).

Плаксий С.И. отмечает, что у высшей школы слабая восприимчивость к принципам и методам интерактивного обучения, педагогики сотрудничества. Приоритет отдается подчинению и дисциплине. Консерватизм преобладает над модернизмом, традиции над инновациями. Вузы медленно обновляются в соответствии с вызовами времени, а в основном из года в год самовоспроизводят себя в качественном плане. Игнорируется необходимость образования творческих, самостоятельно мыслящих специалистов, формирования, прежде всего, умения учиться. Упор делается на информацию, "наполнение" обучающихся знаниями по принципу - чем больше, тем лучше. Содержание, темпы изменения знаний быстро меняются и нарастают, что делает труд преподавателей более сложным и напряженным, а значит, требуется более высокая его оплата. В России высшее образование финансируется в лучшем случае на 40% от достаточно скромных запросов. Зарплата профессора государственного вуза ниже средней по стране (5).

Преподаватели вынуждены теперь работать одновременно в нескольких вузах (6). Такая зарплата снизила, и продолжает снижать, педагогическую мотивацию к высокоэффективному труду. Сверхэксплуатация преподавателей рассматривается как центральная проблема российской высшей школы" (7).

Сложившаяся бюрократическая система управления образованием пожирает и без того скудные ресурсы, выделяемые на образование граждан страны. Из 45,3 млрд. рублей, предусмотренных Федеральной целевой программой развития образования на 2006-2010 годы, 18,6 млрд. рублей ушло на повышение эффективности управления в системе образования, ещё 3,6 млрд. руб. - на совершенствование экономических механизмов, 5,2 млрд. рублей - на развитие системы обеспечения качества образования. То есть 27,4 млрд рублей, или более 60 % средств программы ушло на финансирование управленцев (8).

Подлинная модернизация в условиях увеличения затрат на содержание бюрократии невозможна. В ещё большей мере проявляется неэффективность в использовании того научного потенциала (человеческого капитала), который уже накоплен в стране. По уровню экономического развития Россию авторы относят к группе стран третьего эшелона (ВВП на душу населения менее 20 тыс. долларов), куда входят страны Латинской Америки и Тихоокеанского региона. С другой стороны, доля лиц с высшим и поствысшим образованием составляет 20,6% населения, что сопоставимо с аналогичными показателями в странах первого эшелона (ВВП на душу населения более 25 тыс. долларов ( 9).

 Отмеченное противоречие является одним из сущностных показателей кризисных явлений, проявляющихся в управлении кадровым потенциалом страны. Эти явления вызваны такими асоциальными явлениями, как коррупция, непотизмом и отрицательный подбор кадров руководителей высшего уровня по принципу землячества и (или) личной преданности. Все эти недостатки системы управления страной и образованием усугубились неравным доступом к качественному образованию, в зависимости от доходов семьи.

В этих условиях большое число учёных и педагогов уехали работать в другие страны. Профессиональная эмиграция, т.е. отъезд наиболее профессиональных, творческих личностей, составляла от 100 тыс. человек в 90-ые годы до 60 тыс. в последние годы. Государственная собственность в результате приватизации в значительной степени стала принадлежать зарубежным гражданам. Продолжительность образования в России неуклонно сокращалась и, вероятно, будет сокращаться в соответствии с политикой Минобрнауки (10).

По словам лидера КПРФ Г.А. Зюганова, в США трудятся 17 тысяч докторов наук, выходцев из нашей страны. Здесь у них здесь нет достойной работы и оплаты (11). Посчитано, что мы теряем от 50 до 60 млрд. долларов из-за того, что наши ученые уезжают за границу. Завод после разрухи можно восстановить за два-три года, а для восстановления науки нужны поколения (12). Уменьшить число отъезжающих за рубеж наиболее образованных граждан России можно было уже давно, делая это привлекательными и разумными методами, но реально значимых шагов в данном направлении нет. Естественно задуматься над вопросом: почему?

В противовес такому положению дел в России, в стратегии Национальной безопасности США прямо записано: "... Процветание и лидерство всё более зависят от возможностей обеспечить наших граждан необходимым образованием, привлекая лучший человеческий капитал (13). Они и привлекают к себе лучших учёных, освободив их от необходимости бесплодного противостояния бюрократическому прессингу российских чиновников.

А.И. Подберёзкин справедливо считает стратегию лидерства США по Национальному человеческому капиталу предупреждением нам и осуществляемой сейчас политике в области образования (14).

В сфере управления образованием РФ стал заметным разрыв между словом и делом. Словесная реформация меняется такой же модернизацией, затем на смену им приходят словесные инновации. Тем временем качество массового образования в России продолжает ухудшаться. Проблемную ситуацию в сфере образования признал Д.А. Медведев: "С передовых позиций мы откатились", - сказал он. Слабость образовательной системы - это угроза конкурентоспособности страны в целом" (15). В стране нет явно выраженной потребности в кадрах для развития многих отраслей, а значит, и нет зримых экономических условий для полномасштабной модернизации образования. Из мирового кризиса Россия вышла с потерями, большими, чем у многих других стран, и более сырьевой страной, чем в него вошла (16).

Пять попыток модернизации российского образования

За последние 20 лет в России наблюдалось пять попыток модернизации сферы образования.

Главная попытка модернизации относится к образовательной реформе 1990-1992 гг. Видимым достижением того времени стало принятие закона РФ "Об образовании". Именно этот закон и положил начало подлинным реформам в сфере образования. Но при этом в тексте закона полностью проигнорировали проблему воспитания. В сочетании с плохим финансированием модернизация образования оказалась искусственно умерщвлённой. Смотрите правдивую, интересную книгу бывшего министра образования РФ Э.Д. Днепрова "Новейшая политическая история российского образования: опыт и уроки. М.: Мариос, 2011 г.

Вторая попытка модернизации образования была предпринята 29 августа 2001 г., когда было проведено заседание Госсовета РФ "О развитии образования в Российской Федерации". В материалах этого Госсовета и документах Правительства РФ было выделено два главных направления модернизации сферы образования - кардинальное обновление содержания и экономики образования. Отмечалось, что содержание образования сильно устарело, перегружено несущественными элементами.

Проблема отбора содержания учебных дисциплин древняя. Вспомним слова Сенеки: "нужное не знаем, потому что выучились ненужному". Устранению этого недостатка возможно только в условиях непрерывного диалога педагогического общества и власти, совместному приведению этого содержания к современным требованиям. Но такая работа с требуемым размахом в стране не ведётся. Многое, если не всё, сейчас решается органами управления образованием, независимо от мнения педагогической общественности. Страну, где мнение чиновников стало важнее мнения учёных, трудно уберечь и отстоять от множества вызовов.

На заседании Госсовета говорилось, что существующая организация образовательной деятельности в России ограничивает эффективность, не позволяет решить центральную задачу модернизации - обеспечить современное качество, выстроить образовательную систему с действенной экономикой и управлением; систему, которая отвечала бы запросам современной жизни, потребностям развития личности, общества и государства" (17) .

Подчёркивалось, что без решения этих задач образование не сможет выполнить свою историческую миссию - стать двигателем поступательного развития страны, генератором роста её человеческого капитала (18). Однако реально эти задачи не были решены. А потому вместо роста человеческого капитала страна получила его уменьшение. Массовое образование в стране продолжало ухудшаться.

Третья попытка модернизации фактически оказалась контрмодернизацией. Она была нацелена на усиление коммерческих начал в образовании. На заседании Кабинета министров 9 декабря 2004 г. рассматривался вопрос о приоритетных направлениях развития образования на среднесрочную перспективу. Там было заявлено: "Бизнес-сообщество должно определять, чему и как учить!" Это поразило общественность примерно так же, как и заявление А.Б. Чубайса на заседании Правительства Иркутской области: "если ты доцент, и у тебя нет бизнеса, то на кой черт ты мне вообще нужен!" (19).

Реальная образовательная политика стала меняться в сторону усиления единоначалия, роли контроля и формальных проверок, из-за чего почти все модернизационные элементы выпали из этой сферы. На смену пришли реформы, ориентированные на бизнес и коммерцию. Безграничная коммерциализация образования, силовое внедрение некачественного ЕГЭ, принудительная аттестации, ФЭПО, аккредитации - всё превратилось, говоря словами Гегеля, в орудие на стороне бюрократии. Образование хирело, народное образование разделилось на массовое, для большинства, и на элитарное - для немногих (20).

Четвёртую попытку модернизации вывести сферу образования из отрицательной динамики ассоциируется с попытками реализации Национальных проектов. В результате осуществления Национального проекта "Образование" в эту сферу были, наконец, направлены немалые деньги, но, в конце концов, бюрократический характер осуществления этого проекта и точечность принимаемых усилий не смогли кардинально изменить общую ситуацию перманентного ухудшения качества образования, школьного и вузовского (21).

Особо быстро ухудшалось положение с образованием граждан, живущих в сельской местности. По мнению И. Семенихина, сельская школа так и не стала фактором социального развития села. Число школ сокращалось быстрыми темпами - за четыре года на 4,7 тысячи. Это составило 10,4% (22). Как было заявлено на обсуждении вопросов образования в Госдуме 18 января 2011 г., в одной только Ростовской обл. за пять последних лет было закрыто 600 школ. Этот результат – отчасти следствие экономии на нуждах образования, вредоносного и маниакального внедрения принципа "деньги следуют за учащимися".

Проекты не стали Национальными, в западном смысле этого слова. В странах, где нация представляет единство общества и государства, государство служит обществу. У нас сложилось наоборот: общество фактически оказалось в тисках бюрократически управляемого государства. Подлинный смысл названия "Национальный" предполагает в проектах руководящую роль общественных организаций и решающий вклад профессиональных ассоциаций, разумеется, при поддержке государства.

В данном случае всё наоборот - государство само выдвигает проекты, руководит ими и само же распределяет деньги (23). Общественные органы обычно использовались как декоративное дополнение бюрократических процессов.

Пятая попытка модернизации образования сформулирована Д.А. Медведевым. Она получила название  "Наша новая школа". В своём послании Федеральному Собранию он отметил: "В ХХI веке нашей стране вновь необходима всесторонняя модернизация. И это будет первый в нашей истории опыт модернизации, основанной на ценностях и институтах демократии. Вместо примитивного сырьевого хозяйства мы создадим умную экономику, производящую уникальные знания, новые вещи и технологии, вещи и технологии, полезные людям" (24).

В ноябре 2008 г. он поручил Правительству РФ в самое ближайшее время разработать новые принципы работы школ, а также их проектирования, строительства и формирования материально-технической базы. Это поручение Правительством РФ не выполнено.

Стратегия Д.А. Медведева предусматривала решение пяти основных задач:

1. Обновление содержания образования и образовательных стандартов.

2. Создание системы поиска и поддержки талантливых детей, а также их сопровождения в течение всего периода становления личности.

3. Сохранение, качественное улучшение и пополнение кадрового состава преподавателей. Разработка системы моральных и материальных стимулов для сохранения в школах лучших педагогов и постоянного повышения их квалификации.

4. Превращение школ в центры не только обязательного образования, но и самоподготовки, занятий творчеством и спортом. Российская школа не имеет права быть ветхой в прямом и в переносном смысле этого слова. Необходимы новые нормы проектирования школьных зданий и кабинетов.

5. Улучшение здоровья (25). Прошло три года, и мы убедились, что ни одна из поставленных задач не была решена сколько-нибудь удовлетворительным образом.

В Послании Федеральному Собранию РФ 12 ноября 2009 г. Д.А. Медведев объявил о модернизации всех сфер жизни на основе демократических норм жизни. "В XXI веке нашей стране вновь необходима всесторонняя модернизация" основанная на ценностях и институтах демократии, для того, чтобы создать "умную экономику". Вместо архаичного общества, в котором вожди думают и решают за всех, станем обществом умных, свободных и ответственных людей".

Реально вместо модернизации страна получила бюрократизацию, в невиданных ранее масштабах. В сфере образования утвердился авторитарный стиль управления, смертельно опасный для сферы образования, поскольку он приобретает тотальный, силовой, по сути, характер – от беспредельного доминирования учителей над детьми, до угрозы закрытия любого вуза.

Контрмодернизация российского образования

Ещё одна своеобразная попытка модернизации, а по сути, контрмодернизации российского образования обнаружила себя неожиданно. Это случилось вслед за событиями на Манежной площади 11 декабря 2010 года. В прессе стали обсуждаться вопросы воспитания молодёжи. Появились предложения дополнить школьный день усиленным патриотическим воспитанием (26). В печать стали забрасываться идеи коммерческого толка: три часа занятий в день, до обеда, оплачивает государство (в соответствии с новым усечённым образовательным стандартом), а три часа занятий по выбору, после обеда - оплачивают родители.

Если этот вариант реально случится, то это может означать введение платности общего среднего образования. И наконец, было обнародовано содержание новых государственных образовательных стандартов для 10-х -11-х классов, где предлагается идея интеграции учебных дисциплин.

Идея интеграции школьных курсов легче реализуема в младшей школе, а не в 10-х - 11-х классах, где есть профильная подготовка. К тому же она методически мало реализуема в наших условиях, где основная масса учителей является предметниками. Количество часов на изучение отдельных предметов определённо уменьшится, а самим учителям придётся переквалифицироваться и уменьшиться числом. Соответственно снизится и уровень знаний по каждому предмету. Профильное обучение получит неслабый удар и вряд ли в этих условиях сохранится массовое обучение по отдельным школьным учебным дисциплинам (27).

Легко предположить, что в российском обществе идеи такого толка будут непременно оспорены, а значит, и не будут выполняться должным образом. Естественно возникает историческая параллель: Когда в 1974 г. математик Лагранж обратился во французский Конвент с просьбой о помиловании выдающегося учёного Лавуазье, он получил ответ: "Республика не нуждается в химиках и учёных". Узнав о казни Лавуазье, Лагранж сказал: "понадобилось лишь одно мгновенье, чтобы отрубить эту голову, но, быть может, и столетия будет мало, чтобы создать подобную ей" (28).

В Интернет появилось открытое письмо к руководителям страны, содержание которое раскрывает суть новых государственных стандартов.

Открытое письмо

Обратиться с открытым письмом к вам нас побудило приближающееся принятие Федерального государственного образовательного стандарта (ФГОС) для старшей школы. В этом документе очерчиваются общие контуры грандиозного образовательного здания, которое предполагается построить в нашей стране, а также прорисовываются отдельные частные его детали. Бес сидит в мелочах - именно о них мы и хотим сказать.

В стандарте, который должен быть рамочным регулирующим документом, не так много цифр. Именно поэтому каждая цифра притягивает взор.

4 (четыре) - именно столько обязательных предметов предполагается изучать старшекласснику (Россия в мире, ОБЖ, физкультура, индивидуальный проект).

6 (шесть) - именно столько образовательных областей объединило в себе все остальные привычные для школы предметы, разом получившие статус необязательных (по выбору). Среди них: русский язык, литература, математика, алгебра, геометрия, информатика, история, физика, химия, биология, география.

1 (один) - именно столько предметов из каждой образовательной области может выбрать ученик (впрочем, из одной любой области можно выбрать 2 (два). Это означает, что выбрать и русский язык, и литературу или и алгебру, и геометрию (не говоря уже об и информатике) или и физику, и химию (и биологию) невозможно. Так написано в проекте ФГОС.

Наше крайнее недоумение вызывает факт такой перестройки учебного плана. Ни с какой точки зрения государству, заботящемуся о своем будущем, не выгодно:

- объявлять предметом по выбору государственный язык, владение которым должно составлять основное базовое умение любого гражданина;

- объявлять предметом по выбору математику, представляющую собой еще один язык, без которого "не говорит" ни одна другая наука;

- объявлять предметом по выбору историю, без знания которой нельзя ориентироваться в современном мире, осознавать свои корни и законы общественного развития, выстраивать стратегию жизненного поведения. И, наконец, для такой страны, как Россия, является не просто невыгодным, но и противоестественным отказ от обязательного изучения старшими подростками русской литературы, которая по сути и представляет собой Россию в мире и является для граждан страны основой безопасности жизнедеятельности.

Напомним: в старших классах читают Пушкина, Лермонтова, Гоголя, Тургенева, Островского, Гончарова, Лескова, Достоевского, Толстого, Чехова, Блока, Ахматову, Булгакова, Шолохова, Платонова, Солженицына... Без изучения этой литературы (и именно в том возрасте, в котором находятся старшеклассники) невозможно формировать ту личность, о которой так гладко и красиво повествует стандарт. Откройте любую из целей образования в стандарте - и вы увидите, что её нельзя достичь, если не читать книг, не думать над опытом жизни людей, отраженным в литературе. Без глубокого литературного и шире - эстетического - образования не добиться ни умягчения нравов, толерантности, ни осознанного отношения к своей стране (патриотизма), ни даже роста конкурентоспособности государства в целом.

Мы считаем, что вы, как руководители страны, которые обязаны просчитывать риски от принимаемых решений, должны наложить вето на радикальное перекраивание школьной программы и перевод в статус предметов по выбору её главных дисциплин. Мы считаем, что необходимо созвать представительное совещание педагогических работников страны всех уровней, родительского сообщества и учеников для обсуждения вопроса о будущем образования. Будущее образования - это будущее каждого из нас, наших детей и внуков и России в целом (29).

Юридическая основа модернизации российского образования

Известна положительная связь между успехами в развитии стран и правовой культурой. Юридическим основанием модернизации образовании является Закон "Об образовании". Усилиями доминирующей в Госдуме партии этот закон был исковеркан многочисленными поправками и изменениями.

 Отсутствие хорошего закона и другие причины повлияли на повышение уровня правонарушений. В период с 2007 по 2010 год, в ходе проверки сферы образования Генпрокуратурой РФ, выявлено около 7 тыс. нарушений. Для устранения этих нарушений внесено почти 2 тыс. представлений. К дисциплинарной ответственности привлечены более 500 человек, опротестовано свыше 900 незаконных правовых актов, возбуждено около 600 дел об административных правонарушениях, в суды предъявлено  более тысячи исков. Повсеместно распространены денежные поборы с родителей под видом благотворительной помощи, добровольных пожертвований, которые в действительности носят принудительный характер (30).

Можно ли в условиях правового нигилизма госчиновников надеяться на успех в модернизации российского образования?

Странным образом появился и новый вариант закона об образовании в РФ. Он оказался подготовленным анонимными авторами, как очередная тайная спецоперация. Тем не менее, министерство образования и науки не постеснялось представить его к обсуждению в Госдуме. Ситуацию анонимности можно было бы понять для прохождения закона о спецслужбах, но для сферы образования такие варианты законотворческой деятельности абсолютно неприменимы и нетерпимы. Всё-таки разницу между спецслужбами и гражданским министерством пора уже понимать.

К счастью, анонимный вариант закона оказался непригоден (31) и Госдума отправила его на доработку. Тем временем было бы хорошо принять решение, в соответствии с которым закон об образовании стало бы невозможно готовить анонимным авторам. Единственной причиной анонимности может быть латентная вредоносность такого "закона" и страх авторов от возмездия в случае обнаружения таковой. Предстоит выяснить- кому выгодно обсуждать проект такого закона?

Общественное движение "Образование - для всех" (ОДВ) при поддержке фракции КПРФ, под непосредственным руководством О.Н. Смолина разработало альтернативный законопроект. В нём предлагается:

- расходы консолидированного бюджета РФ на образование зафиксировать в размере, не менее 7% от объема ВВП в РФ;

- вернуть содержание образования в стандарт в качестве его центрального элемента, принять государственную программу развития электронного обучения и информационных образовательных технологий;

- установить средние ставки педагогических работников образовательных учреждений выше средней заработной платы в промышленных производствах.

Сокращение числа детей в классе приведёт к повышению качества школьного образования и позволит отказаться от массовых сокращений 200 тыс. школьных учителей, объявленных Минобрнауки неизбежными (32).

О.Н. Смолин отметил, что из министерского проекта закона нельзя узнать: какая часть бюджета будет выделяться на финансирование образования? Какой будет зарплата учителя? Какой будет студенческая стипендия? Чему будут учить наших детей? В законопроекте нет термина "электронное обучение", который вошёл во все международные документы. Дистанционные технологии предполагается использовать только тогда, когда невозможно применение обычных технологий. Этим консервируется отечественная отсталость. Президент Д.А. Медведев утверждает, что Россия находится на 74-ом месте в мире по электронному обучению. На каком месте страна окажется теперь (33)?

Как отмечает О.Н. Смолин, эти и другие, не упомянутые здесь положения проекта ОДВ, по сравнению с проектом Минобрнауки, значительно расширяют права человека в области образования, повышают уровень финансовой и социальной поддержки образовательной системы и всех участников образовательного процесса. Законопроект Министерства предполагает консервацию современной образовательной политики, которая приводит к понижению интеллектуального и человеческого потенциала страны. Напротив, альтернативный законопроект предполагает действительную модернизацию образования, способную стать базой для научно-технического прорыва и движения России по направлению к "обществу знаний" (34).

А.В. Маньков считает, что процесс ограничения демократических начал в деятельности высших учебных заведений и тенденции, которые прослеживаются в последнее время, а также половинчатый характер реформ,  могут привести к возможной радикализации определённой части студенчества и российской молодёжи в целом (35). К этому же может привести и недавнее предложение ликвидировать выплату студентам стипендий. Российский профсоюз студентов, который объединяет учащихся из ряда регионов РФ, уже выступил против этого, высказав те же опасения (36).

В ст. 8, п.12 министерского варианта закона утверждается, что качество образования в организациях, осуществляющих образовательную деятельность, обеспечивается посредством установления федеральных государственных образовательных стандартов и федеральных государственных требований, а также осуществления государственного контроля и надзора в сфере образования, формирования общероссийской системы оценки качества образования.

Неужели авторы закона не понимают, что качество образования зависит от качества учебного процесса, кадрового состава, наличия современной материально-технической базы и от множества других факторов, среди которых контрольные функции занимают далеко не главное место? Совсем неприемлемыми в проекте закона оказались положения о ЕГЭ.

ЕГЭ - контрмодернизационный феномен

В правительственных структурах единый государственный экзамен (ЕГЭ) считался "неотъемлемым элементом целостной системы механизмов модернизации российского образования" (с. 11). Была высказана уверенность, что ЕГЭ имеет "большое социально-политическое значение, является мощным воспитывающим средством  (37).

Однако прошло время, и мы увидели, что ЕГЭ не стал средством подлинной модернизации образования, и приобрёл, против ожидания, отрицательное социальное и политическое значение. Его антивоспитывающий эффект зримо проявился в 25%-ах официально признанных подтасовок отличных оценок, не считая иных махинаций. Разумеется, дело не только в ЕГЭ, но и в совокупности всех прочих ошибочных действий органов управления образованием, где ЕГЭ считают главным фактором модернизации.

Между тем, Сергей Миронов, ссылаясь на выводы независимой общественной комиссии, куда входил и автор этого доклада, в очередной раз заявил, на этот раз в довольно резкой форме, что эксперимент по введению Единого госэкзамена в стране провалился (38). ЕГЭ не устранил коррупцию при поступлении в вузы и не позволил объективно выставлять оценки выпускникам школ, пояснил он.

По мнению С. Миронова, выпускники должны добровольно выбирать, сдавать ли им ЕГЭ или традиционный устный экзамен. Организаторы эксперимента по введению ЕГЭ ставили восемь целей... мы проанализировали все восемь лет эксперимента и выводы комиссии очень просты: ни одна из восьми целей не была достигнута",- цитирует его слова РИА "Новости". С.М. Миронов сообщил, что ЕГЭ, в частности, не выполнил задачу по снижению коррупции в стране. Он привел статистику МВД, по которой в 2009 году объем коррупции в сфере образования увеличился в два раза (39).

 Результаты провала эксперимента по ЕГЭ обстоятельно проанализировал Э.Д. Днепров (40). О ЕГЭ как об идеальном тупике написал статью главный редактор журнала "Эксперт" А. Привалов (41).

Причины провала ЕГЭ поучительны

Первая. Сама власть проявила неумеренный радикализм в своих попытках ввести насильно педагогически непроработанный и внутренне конфликтный ЕГЭ (42) в российскую систему образования. Хотя предупреждали, что насилие в этом деле недопустимо (43). Метод контроля уровня подготовленности может быть только добровольным, как это и принято во всех развитых странах (44).

Вторая. ЕГЭ получился некачественным. И не может стать качественным методом педагогических измерений никогда, в силу своей ошибочной конструкции (45). Но чиновники никого не слушали, упорно продолжали двигать его в жизнь.

Третья. Им говорили - опубликуйте реальные результаты своих опытов на детях. Четыре года вообще не отчитывались, и ни за что не отвечали. Подумайте читатель,  где такое ещё возможно?

Затем начали писать отчеты, не отвечающие требованиям к разработке методов педагогических измерений. Это были чисто предметно-методические отчёты. И это делалось в специально созданном для ЕГЭ Федеральном институте педагогических измерений! Там даже был наложен запрет на написание метрических отчётов (46). Разве случайно, что именно в ЕГЭ нет даже следов педагогических измерений!

Итог таков. Контроль посредством ЕГЭ, о котором так много говорили, оказался некачественным и необъективным. После публикации первого правдивого отчёта 2010 г. по математике, сейчас это уже доказано не только теоретически, но и эмпирически (47).

Тем не менее, в статье 97, п.1 представленного министерством проекта нового закона об образовании написано: «Единый государственный экзамен представляет собой форму объективной оценки достижения обучающимися требований к результатам освоения основной общеобразовательной программы федерального государственного образовательного стандарта среднего общего образования с использованием заданий стандартизированной формы (контрольных измерительных материалов)». Похоже, что авторы министерского закона на доказательства непригодности ЕГЭ не хотели даже смотреть.

Опубликованные в упомянутом выше отчёте факты и распределения элементарно подтвердили положения теории и правоту тех, кто считал ЕГЭ неприемлемым методом. Несмотря на огромные расходы, качественные методы для проведения совмещённых экзаменов так и не были созданы.

Лёд, похоже, всё-таки начал трогаться (48). Удалось доказать, что задания вариантов ЕГЭ не параллельны по трудности, а потому оценки за их выполнение зависят, как в лотерее, от того, какой вариант задания попадётся каждому испытуемому; если лёгкий вариант, шансы правильно ответить повышаются, если трудный - понижаются. Это действительно лотерея (49). Какая же тут может быть объективность и справедливость? Кроме того, удалось показать, что используемая в ЕГЭ шкала недопустимо грубо дифференцирует уровни подготовленности хорошо и отлично подготовленных испытуемых (50).

 В свете этих новых фактов ЕГЭ нельзя называть эффективным (51). Там нет качественной информации об уровне надёжности и валидности результатов, а КИМы ЕГЭ вообще не могут быть признаны педагогическими измерениями (52). О какой тогда объективности можно говорить в таких случаях?

В п.2 той же статьи 97 министерского варианта закона "Об образовании" написано, что содержание контрольных измерительных материалов является информацией ограниченного доступа. Порядок разработки, использования и хранения контрольных измерительных материалов (включая требования к режиму их защиты, порядку и условиям размещения отдельных сведений, содержащихся в контрольных измерительных материалах, в сети "Интернет") устанавливается федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по контролю и надзору в сфере образования.

Во всём мире существует другая практика. Законом ограничивается только информация о правильных ответах на задания, включённые в тест. Всё остальное засекречивать законом нельзя. Иначе, в отсутствие научной критики, основанной на реальных фактах, государственные органы будут продолжать практику производства неметрических и некачественных методов, как это и случилось с КИМами ЕГЭ в России.

В том же пункте 2 ст. 97 имеются поразительные строки: "...лица, сдавшие единый государственный экзамен, несут ответственность за разглашение содержащихся в контрольных измерительных материалах сведений, в соответствии с законодательством Российской Федерации". Понимать это можно так. Если выпускник школы во Владивостоке сообщил, после госэкзамена, своему товарищу или родственнику в Европейской части России, какие задания он решал на ЕГЭ, то его, в соответствии с министерским проектом Закона, должны привлечь к ответственности. Меру этой ответственности определят чиновники в разработанных ими подзаконных актах.

 А в п. 5 этой же ст. 97 в который раз утверждается давно посрамившая себя идея о возможности качественного измерения одним и тем же набором задании испытуемых разного уровня подготовленности.

В основе ЕГЭ лежат две идеи: повышения объективности оценки и совмещения в одной процедуре школьного выпускного экзамена и вступительного экзамена в вузы (53). Но с точки зрения теории педагогических измерений, при использовании бланковых форм идея совмещения качественно не реализуема с возможностями достижения объективности. Более того, противоречит объективности, низводя последнюю до неприемлемого уровня.  Не случайно с каждым годом доверие населения к ЕГЭ падает, опустившись теперь уже до неприличного минимума.

Случилось в точности то, что предрекал главный разработчик КИМов ЕГЭ. Вот цитата из его доклада на конференции. "Прежде всего, возникает традиционная для России проблема доверия к власти вообще и к власти государства в частности. При этом следует отметить, что в российском, советском, да и в постсоветском менталитете, действия власти чаще всего вызывали настороженность, а нередко и прямое недоверие. В массовом сознании укоренился стойкий стереотип, что от власти ничего хорошего ждать не приходится, а все новшества и нововведения только ухудшают существующее положение и никогда не проводятся с целью улучшить положение простых граждан. Кроме того, характерное для России недоверие к власти дополняется также недоверием ко всему новому, которое обычно воспринимается как неизбежное зло" (54).

Докладчик был прозорлив в своих суждениях! Народ оказался прав, отказав в доверии ошибочно сделанному методу. Осталось только задать два вечно актуальных вопроса - кто виноват и что делать? Виноватых чиновников иногда находят и снимают с работы, но ситуация от этого не меняется.  

Политические вопросы модернизации образования

Необходимость политической модернизации власти и властных отношений в стране стала главным условием успешной модернизации российского образования. Избрание Д.А. Медведева на должность Президента РФ открывало, казалось бы, такую возможность. Но приходиться признать, что эти возможности не реализовались. Органы управления образованием избегают, по-прежнему, честного и откровенного критического анализа проблемной ситуации, сложившейся в сфере образования. Избегает она и публичного обсуждения ключевых вопросов модернизации – содержания, форм и методов образования.

Можно предположить, что это происходит из-за возможной некомпетентности основной части работников органов управления в этих фундаментальных вопросах. Нет и свидетельств их компетентности. И если так будет продолжаться, то ничего хорошего не будет.

Вот что писал десять лет назад С. Иванов, ныне глава администрации  Президента РФ. "О намерениях власти общество судит по случайной, обрывочной, противоречивой информации...>>. В российском информационном поле сейчас практически отсутствует диалог государства с гражданским обществом, народа - с властью" (55). И это правда.

Спустя десятилетие, ситуация стала хуже. В вопросах образовательной деятельности органы управления образованием власть заметно отделилась от общественности, науки и от учёных, научная критика состояния образования в России существует сама по себе, а действия власти в этой сфере - сами по себе. Их действия не увязываются, не обсуждаются и не согласуются, а потому неизбежны неудачи и раскол. Не случайно все предпринимаемые попытки модернизации системы образования последних двадцати лет не получаются, уроки из этого не извлекаются. Всему виной – силовой, доминантный, абсолютно неприемлемый стиль управления этой сферой.

Между тем, особенность сферы образования заключается в том, что в ней необходимо постоянно поддерживать паритетность всех основных сторон образовательного процесса: учащихся (студентов), родителей, образовательных учреждений, общественных организаций и государства (56). В наше время без демократических форм, открытости, доверия и диалога трудно добиться высоких образовательных результатов. А потому снижение, в целом, уровня подготовки школьников и студентов стало неоспоримым фактом (57).

 Обратила на себя внимание две формы принимаемых политических документов и решений.

Первая - это концепции и доктрины, не подкреплённые финансированием. Почти все образовательные мероприятия, требующие дополнительных расходов, при согласовании их министерстве финансов РФ удалялись лично А. Кудриным, как об этом свидетельствовал Э.Д. Днепров в упомянутой выше книге. Между тем, по расходам на одного учащегося школы, в процентах от подушевого ВВП, Россия занимает предпоследнее место в мире - перед Зимбабве. Расходы на одного студента в России в 20 раз меньше, чем в Финляндии, и в 40 раз меньше, чем в США. Обучение одного студента в России обходится в 7 раз дешевле, чем содержание одного заключённого (58). Как можно с таким убогим финансированием догнать и перегнать Америку?

В стране не было силы, способной объяснить бывшему министру финансов А. Кудрину вред для страны от экономии на образовании и науке. По такому поводу хорошо выразился Фредерик Жолио-Кюри: «государство, которое не финансирует науку, неизбежно превращается в колонию».

Вторая форма - прямо противоположная: выделяются большие деньги не на основные методы образования и обучения, а на сопутствующие этому методы. Таковым в теории признаются методы контроля результатов обучения (59). Посмотрим на текст из Федеральной целевой программы развития образования на 2006-20010 г., утверждённой постановлением Правительства Российской Федерации 23 декабря 2005 г., N 803, раздел "Развитие системы обеспечения качества образовательных услуг" (стр. 17-18).

Решение политической задачи развития системы обеспечения качества образования достигается за счёт реализации программных мероприятий по следующим основным направлениям:

- совершенствование государственной системы оценки деятельности образовательных учреждений и организаций с целью обеспечения ее соответствия развивающейся системе образования;

- развитие новых форм и механизмов оценки и контроля качества деятельности образовательных учреждений, в том числе с привлечением общественности и профессиональных объединений;

- совершенствование механизмов признания эквивалентности документов об образовании с целью повышения академической мобильности и увеличения экспорта образовательных услуг, а также интеграции России в мировое образовательное пространство;

- завершение эксперимента по введению единого государственного экзамена, итоги которого позволят обеспечить доступность профессионального образования, объективность вступительных испытаний, преемственность общего и профессионального образования, а также осуществление государственного контроля и управления качеством образования на основе независимой оценки уровня подготовки выпускников;

- создание общероссийской системы оценки качества образования, согласованной по всем уровням и ступеням образования, что в итоге позволит обеспечить его качество и доступность;

- совершенствование государственной аттестации научных и научно-педагогических кадров с целью повышения качества и результативности системы подготовки кадров высшей квалификации и обеспечения воспроизводства и развития кадрового потенциала образования и науки, а также приведения отечественных процедур аттестации научных и научно-педагогических кадров в соответствие с международной практикой" (60).

Как отметил С.И. Плаксий, все перечисленные меры направлены на создание административно-командной системы образования, где решающее слово за чиновником. Конечно, кое-что из перечисленного делать надо. Но, сведя всё к совершенствованию системы контроля, оценок, аттестаций, аккредитаций, можно ли повысить качество образования как таковое? Все это второстепенные меры. А первостепенные меры связаны с преподавателями и предполагают стимулирование и создание условий для их творческого, умелого, активного труда, а также обеспечение притока способной молодежи (61). А этого как раз и нет.

Истоком многих ошибок образовательной политики являются ложное понимание целей и результатов образования, игнорирования науки и учёных, ориентация на знания как конечный результат обучения (вместо ориентации на развитие личности), восприятие образования не как сферы культуры и важного условия цивилизации, а как сферы услуг в системе рыночной экономики.

Эффективной система образования в современных условиях может быть только общественно-государственная, а не государственно-общественная. Ибо государственно-общественная у нас на глазах выродилась в глухую чиновную вертикаль. Опыт вертикализации власти в сфере образования в Германии 30-х годов окончился массовым отъездом их выдающихся  учёных, особенно физиков-ядерщиков, в США. С той поры образование и наука Германии никак не могут выйти на  передовые позиции в мире.

В России последних десяти лет совсем нет реального усиления роли общественных и профессиональных органов в управлении сферой образования. Движение, напротив, пошло вспять, повсюду утверждается бюрократическая вертикаль органов управления, неэффективная для развития современной системы образования. Повышение роли общественности в модернизации российского образовании стало самой актуальной проблемой российского образования (62). Но для этого нужен демонтаж нынешнего Министерства образования и науки РФ.

Научно-педагогические вопросы модернизации

В данном докладе модернизация образования рассматривается как проблема, не изученная должным образом и не получившая, соответственно, удовлетворительного научного решения. Не была сформулирована в точных терминах сама проблема модернизации, не определены объект и предмет модернизации, научно не обоснованы формы и методы модернизации.

Образование определяется как процесс развития и саморазвития личности, связанный с овладением социально значимым опытом человечества, воплощённым в знаниях, умениях, творческой деятельности, и эмоционально-ценностное отношение к миру; необходимое условие деятельности личности и общества по сохранению и развитию материальной и духовной культуры.

 Второе определение образования - целенаправленный процесс воспитания и обучения с целью формирования жизненно необходимых знаний, умений, навыков, ценностных установок, опыта деятельности, требуемых на работе компетенций.

Модернизация - это приведение системы образования и образовательной деятельности к текущим и опережающим требованиям жизни. Административными формами подлинная модернизация невозможна. Это всенародное дело. Модернизацию можно также определить как процесс перехода образования из одного состояния в другое, с чётко артикулированными, общественно одобряемыми целями.

Проблема модернизация означает обновление образовательной деятельности во всех элементах образовательной системы. Эта проблема решается теоретическими и практическими методами.

Объект модернизации полезно представить состоящим, по меньшей мере, из двух предметов:

1) самой системы образования (школы, вузы, детей (студентов), родителей, органы управления и

2) системы образовательной деятельности: цели и задачи, принципы, формы и методы образования. Такое двухкомпонентное понимание объекта модернизации позволит формулированию сбалансированной политики образовательной деятельности. Например, много говорится о внедрении компьютеров в учебном процессе, но как это можно сделать, если в некоторых школах протекают крыши.

По данным независимого исследовательского проекта "Реформа системы образования", проведённого в Самарской и Воронежской областях, а также в Чувашской Республике, половина зданий нуждается в безотлагательном капитальном ремонте. Каждая пятая сельская школа не имеет водопровода, каждая третья не оборудована канализацией, 13 % школ вообще не имеют спортивных залов (63).

Из этого факта хорошо видна связь между двумя предметами модернизационной деятельности. Во введении к цитированной книге есть примечательные строки. "До сих пор большинство принимаемых в образовании решений опирается не на обработанные эмпирические данные, а на впечатления, нормативные документы, исторический опыт" (64). В этой же книге отмечается некачественность ведомственной образовательной статистики: низкая аналитичность собираемой информации в силу её содержательной ограниченности и невозможность в ряде случаев осуществить дезинтеграцию данных (стр. 33). Сказанное в полной мере относится к данным по ЕГЭ.

Целью модернизации образования обычно называют повышение качества образования. В концепции модернизации российского образования цели модернизации - это повышение доступности, эффективности и качества (65).

Не существует единого и простого ответа на вопрос - что такое качество образования? Качество - это динамическая и постоянно меняющаяся концепция.

Конкретный ответ зависит от того, кто задаёт этот вопрос и каковы его взгляды на цели образования (66). Там же отмечается:

- для учащихся качество может быть определено в терминах оценок, привлекательности содержания учебных предметов и обучения или полезности школьного образования для получения работы;

- для родителей качество может быть установлено в терминах сохранения определённых ценностей, вклада в семейные традиции, гарантий трудовой занятности;

- для школы качество связано с успехом её выпускников, с тем, может ли учащийся перейти на следующую ступень обучения, или с результатами, показанными учениками при проведении национальных экзаменов и тестов;

В процессе модернизации образования предстоит преодолеть закрытость учебных заведений, с жёсткими административными рамками для всех участников образовательного процесса. В этой модели система образования организуется и контролируется бюрократией от имени государства. Но эта модель тупиковая.

Жесткие административные рамки препятствуют творческому характеру обучения, воспитания и исследовательской деятельности. Вместо этого надо брать курс на создание общественно-государственной модели открытой системы образования, которая организуется муниципальными органами управления, поддерживается государством, контролируется и поддерживается профессиональными ассоциациями и общественными органами.

Кадры для модернизации

Сейчас часто вспоминают старый лозунг о решающей роли кадров в вопросах модернизации. И хотя роль правильного профессионального отбора кадров по-прежнему очень высока, не менее важную роль играют уровень культуры, науки и эффективной организации целостного процесса образования. А также правильное формулирование целей и задач, методическое оснащение учебного процесса, новые образовательные технологии. Однако сейчас, как справедливо отмечает В.Е. Шудегов, главная проблема российского образования заключается в  бюрократизации, пожирающей все прогрессивное (67).

А потому эффективная модернизация потребует сокращения и реформирования главного органа управления образованием, расширения и усиления роли общественности и учёных-лидеров, достаточного финансирования, создания инновационной образовательной среды, внедрения форм открытого образования, новых вузов распределённого типа, пересмотра содержания, новые методики обучения, контроля и самоконтроля, и мн. др.

Управленческие функции

Обычно сокращали чиновников, оставляя избыточные функции госорганов. Между тем, делать надо было наоборот. Вначале устранить избыточные функции каждого министерства, и только затем становится ясно - кого и где надо сокращать? Чем больше функций, тем больше у чиновников власти. Минфин РФ посчитал, за последние четыре года 1468 функций были признаны избыточными. Еще 263 признаны дублирующими и 868 - требующими существенного изменения и уточнения таких полномочий, чтобы они более чётко были прописаны (68).

Например, много избыточных функций у министерства образования и науки РФ, таких функций, которые в западных странах выполняют общественные органы. Главный резерв экономии - это число контролирующих лиц и организаций. Если государство собирается усиленно контролировать эту сферу, то штаты надо расширять. Если же отдать контроль общественно-профессиональным органам и саморегулируемым организациям - то количество чиновников можно изрядно сократить, с пользой для дела.

Главная трудность при сокращении кадров - это вопрос соотношения государственных и общественно профессиональных форм управления. Тут не может быть шаблона. В некоторых сферах удельный вес государственных органов может выше, в других - ниже. Соотношение числа госслужащих и общественно-профессиональных органов управления определяется типом власти, установившейся в стране. В авторитарно управляемой стране многие функции доверяется выполнять только чиновникам, в подлинно демократических странах широко привлекаются общественники.

Например, в Министерстве образования Японии работает примерно 300 человек, но там есть ещё примерно 3000 советников, работающих добровольно в качестве консультантов. И это хорошая форма привлечения к управлению образованием способных лиц. Они могут получать некоторые средства из бюджета на осуществление своих проектов и функций, но многое всё-таки делается на общественных началах.

Появились первые сообщения о предстоящих сокращениях госслужащих. Приводятся конкретные цифры - увольнение 100 тысяч чиновников позволит сэкономить России почти 43 миллиарда рублей. Пришло также сообщение, что многие сотрудники нынешнего министерства образования и науки получили извещение о предстоящих сокращениях. И опять мы видим, что всё идёт по бюрократическому сценарию. Остаётся тайной - кого сокращают и за что.

Выводы и предложения:

1. В России модернизация образования идёт больше на словах, чем на деле, зато активны попытки бюрократической контрмодернизации.

2. Деградация массового образования продолжается, а потому модернизация нужна, но другая, реальная и эффективная, основанная на педагогической науке. Новые госстандарты и ЕГЭ - опасны для российского образования.

3. Условия успешной модернизации:

- обновление содержания и форм образования;

- изменение форм контроля - от госконтроля к общественным формам;

- активное внедрение электронных и мобильных форм образования;

- выпуск в огромных количествах отечественной компьютерной техники, ноутбуков - качественных и по доступной цене;

- отмена некачественного ЕГЭ, внедрение добровольных форм текущего и итогового контроля знаний, расширение в текущем учебном процессе масштабов применения устных форм контроля;

- разработка научно-обоснованных показателей качества учебного процесса.

4. Для повышения уровня образования населения России нужны десятки вузов нового, распределённого типа, имеющие множество качественно работающих филиалов. Ныне в России взят противоположный курс на сокращение числа филиалов, под предлогом низкого качества их работы.

5. Необходимо создание новой учебно-технологической среды и условий для усиления профессионального саморазвития студентов. В школах предстоит осуществить поворот от преимущественного обучения знаниям к более широкому процессу развития личности учащихся, где знания играют важную, но не единственную роль. ЕГЭ в этом деле очень вреден.

6. Для проведения подлинной модернизации срочно требуется замена руководящего состава министерства образования и науки. Туда должны прийти люди демократичные и знающие, способные организовать учебный процесс без применения силовых методов и принудительных ликвидаций образовательных организаций.

7. Представленный министерством образования и науки анонимный проект закона "Об образовании" не может стать юридической основой успешной модернизации образования. Для этого подходит проект закона, предложенный общественной организацией "Образование для всех".

8. Модернизации мешает заметное отчуждение бюрократически устроенного государства от общества. Преодолению отчуждения может способствовать партиципация - всемерное привлечение граждан к управлению государством.

Это и есть главная политическая проблема модернизации российского образования. Очевидно, модернизации российского образования должно предшествовать позитивное изменение образовательной политики.

Литература:

1. Эта статья написана на основе обновлённой версии научного доклада "Проблема модернизации образования" (http://viperson.ru/wind.php?ID=635807&soch=1).

2. Плаксий С. И. Высшая школа на изломе. С. 3. М.: Национальный институт бизнеса, 2009. - 436 с.

3. Кузьменко Н. Е., Лунин В. В., Рыжова О. Н. О модернизации образования в России. http://www.portalus.ru/modules/shkola/rus_readme.php?subaction=showfull&id=1193321840&archive=1196814959&start_from=&ucat=&

4. Воспитание гражданина и патриота важнее математики и физики. http://eduhelp.ru/page/vospitanie-grazhdanina-i-patriota-vazhnee-matematiki-i-fiziki 5. Плаксий С.И. Управление качеством учебного процесса в вузе: проблемы и перспективы. С.8. // Изд-во Национального института бизнеса. Материалы межд. научн. конф. 2-3 октября. М.: 2006 г. - 448 с.

6. Жилинкина А.П., Серпуховитина Т.Ю. Управление качеством высшего образования в условиях модернизации профессиональной школы. Белгород, 2009. 2 изд. - 229с.

7. Садовничий В.А. Высшее образование России. Доступность. Качество. Конкурентоспособность. В. Садовничий // Высшее образование в России. - 2006. - N 7.

8. Плаксий С.И. Парадоксы реформирования высшего образования в России. М.: Национальный институт бизнеса. 2005. - С.80-87.

9. Бершадская М.Д., Фурсов К.С. Высшее образование как фактор развития общества знания: критика тезиса о "перепроизводстве" кадров // Развитие систем высшего образования в обществе знания: тенденции, перспективы, прогнозы: Тез. Первой Междунар. науч.-практ. социол. конф. Москва, 21 дек. 2006 г. М., 2006. С. 20-25.

10. Подберёзкин А.И. Нация, национализм, национальная и международная безопасность России. http://viperson.ru/wind.php?ID=635689&soch=1

11.http://www.stoletie.ru/na_pervuiu_polosu/patriarkh_kirill_kommercializacija_obrazovanija_opasna_2010-05-25.htm

12. Арбатов Г.С. // Цит. Лисовский В.Т. Духовный мир и ценностные ориентации молодёжи России. СПб. СПбГУп, 2000. С. 519. С.138.

13. National Security Strategy, Wash.: May 20, 2010, p. 29.

14. Подберёзкин А.И. Будущие проблемы международной безопасности: `Безопасность через развитие. http://viperson.ru/wind.php?ID=633563&soch=1

15. http://www.rost.ru/print/themes/2008/11/051545_15534.shtml.

16. Дмитриева, О. Из кризиса мы выходим еще более сырьевой страной, чем в него вошли. http://viperson.ru/wind.php?ID=634973&soch=1

17. Модернизация российского образования: документы и материалы/ Ред.-сост. Э.Д. Днепров. М. ГУ-ВШЭ, 2002. - С. 17 - 23.

18. Там же, с.

19. http://kp.ru/online/news/577719/

20. Аванесов В.С. Два лика образовательной политики. Независимая газета, 5 окт.2000 г. http://www.ng.ru/politics/2000-10-05/3_faces.html

21. Аванесов В.С. Аванесов В. С. Национальные проекты нужны, но другие. Доклад на VII международной научной конференции: РОССИЯ: Приоритетные национальные проекты и программы развития. Секция: "Качество управления, механизмы социального партнёрства и национальная конкурентоспособность". ИНИОН РАН, 14 декабря 2006 года. http://www.verav.ru/common/mpublic.php?num=60

22. Семенихин Игорь. Нацпроект "Образование" требует большей эффективности и контроля. http://viperson.ru/wind.php?ID=334337

23. Аванесов В.С. Доживёт ли приоритетный национальный проект `образование` до 2012 года? http://viperson.ru/wind.php?ID=432938&soch=1

Этот проект, как и предполагалось, не дожил до упомянутого срока.

24. http://www.kremlin.ru/transcripts/5979

25. http://www.rost.ru/projects/education/ed6/docs.shtml

26. Воспитание гражданина и патриота важнее математики и физики. http://eduhelp.ru/page/vospitanie-grazhdanina-i-patriota-vazhnee-matematiki-i-fiziki

 27. Аванесов В.С. Образовательные стандарты нужны, но другие// Государственные образовательные стандарты как средство обеспечения качества образования в условиях реформирования социальной сферы. Сб. мат-лов. С.33-36. М.: Издание Совета Федерации. /Под общей редакцией М.В. Рыжакова, А.А. Нелюбина. http://www.council.gov.ru/files/journalsf/number/20060920103442.pdf

28. Стёпин Б.Д., Аликберова Л.Ю. Книга по химии для домашнего чтения. 2 изд. С. 97. М.: "Химия", 1995. - 400 с.: ил.

29. http://www.mr7.ru/news/society/story_38492.html

30. Генпрокуратура требует от Фурсенко прекратить поборы в школах. http://news.yandex.ru/yandsearch?cl4url=www.mk.ru%2Fsocial%2Fnews%2F2010%2F12%2F15%2F552294-genprokuratura-trebuet-ot-minobrnauki-razobratsya-s-poborami-v-shkolah.html 15.12.2010.

31. Широкалова Г.С. Декларации без намерений. Отзыв на проект закона "Об образовании". http://viperson.ru/wind.php?ID=618766

32. http://www.smolin.ru/odv/recommend/2011-01-12.htm

33. Смолин О.Н. О проекте нового базового федерального закона об образовании в Российской Федерации 13.10.2010. http://www.smolin.ru/duma/audition/2010-10-13.htm

34. Там же

35.Маньков А.В. Реформа образования второй половины XIX века и революционно-политический террор российского студенчества// Проблемы образования в современной России и на постсоветском пространстве: сб. ст. 8 межд. научно-практ. конф. - Пенза, 2006.

36. http://www.rian.ru/society/20110119/323746204.html

37. Болотов В.А. Единый государственный экзамен в общероссийской системе оценки качества образования// Оценка образовательных достижений в рамках национальных экзаменов: материалы и тезисы докл. Междунар. конф., 13-15 дек., 2004 г. / [редкол.: А. Г. Ершов (гл. ред.) и др.] М. : Уникум-Центр , 2005: Тип. ИПК РУДН - 278, [1] с.ил.;20 см - В надзаг.: Федер. служба по надзору в сфере образования и науки, Федер. ин-т пед. измерений.

38. Сергей Миронов вынес приговор ЕГЭ. . 28.01.2011 Авторы: Евгений Насыров, Александра Гавычева. http://www.gzt.ru/topnews/education/-sergei-mironov-vynes-prigovor-ege-/345598.html?from=copiedlink

39. Там же

40. Днепров Э.Д. Новейшая политическая российского образования: опыты и уроки. - М.: 2011. - 472 с.

41. Привалов А. Эксперт, 2011, 20-26 июня, N24.

42. Хуторской А.В. ЕГЭ - пример научно необоснованного нововведения. Фрагмент из книги: "Педагогическая инноватика". Уч. пос. 2 изд. М. Изд. Центр "Академия", 2010. - С. 97 - 101. http://testolog.narod.ru/Other20.html

43. Аванесов В.С. ЕГЭ как форма насилия. Каков контроль, таковым становится и образование. Независимая Газета, 20.10.2006 http://www.ng.ru/politics/2006-10-20/3_kartblansh.html http://testolog.narod.ru/Ege18.html

44. Аванесов В.С. Нелегитимный эксперимент в образовании. Независимая газета. 10 июня 2003 г. http://testolog.narod.ru/Ege6.html

45. Аванесов В.С. Мифология ЕГЭ. http://ps.1september.ru/2001/50/2-1.htm

46. Во введении к отчёту ФИПИ 2010 года (гл.1, с.4) было предупредительно написано, что перед разработчиками поставлена цель написания содержательного отчёта (23), а не, надо пояснить, отчёта по результатам педагогических измерений уровня математической подготовленности испытуемых. http://www.fipi.ru/binaries/1085/1_razdel_11.pdf

47. Аванесов В.С. Ошибочные цели - плачевные результаты (второй, расширенный вариант статьи). http://viperson.ru/wind.php?ID=632429&soch=1 А также: Аванесов В.С. Являются ли КИМы ЕГЭ методом педагогических измерений? Вторая редакция - 25 мая 2009 г. и др. работы http://viperson.ru/wind.php?ID=425098

48. Смолин О.Н. ЕГЭ недовольны и в правящей элите. http://www.smolin.ru/news/3/2053/

49. Аванесов В.С. Проблема демаркации педагогических измерений. http://viperson.ru/wind.php?ID=592151&soch=1

50. Аванесов В.С. Ошибочные цели - плачевные результаты (второй, расширенный вариант статьи). http://viperson.ru/wind.php?ID=632429&soch=1

51. Аванесов В.С. Спорное решение кремлёвской комиссии по ЕГЭ. http://viperson.ru/wind.php?ID=618286&soch=1

52. Аванесов В.С. Являются ли КИМы ЕГЭ методом педагогических измерений? http://viperson.ru/wind.php?ID=550135&soch=1

53. Оценка образовательных достижений в рамках национальных экзаменов: материалы и тезисы доклада международной конф., 13-15 дек., 2004 г. / [редкол.: А. Г. Ершов (гл. ред.) и др.] М. : Уникум-Центр , 2005: Тип. ИПК РУДН - 278, [1] с.ил.;20 см - В подзаг.: Федер. служба по надзору в сфере образования и науки, Федер. ин-т пед. измерений.

54. Ершов А.Г. Проблема доверия к национальным экзаменам как социокультурный феномен. С.72. // Оценка образовательных достижений в рамках национальных экзаменов: материалы и тезисы докл. Междунар. конф., 13-15 дек., 2004 г. / [редкол.: А. Г. Ершов (гл. ред.) и др.] М.: Уникум-Центр , 2005: Тип. ИПК РУДН - 278, [1] с.ил.;20 см - В надзаг.: Федер. служба по надзору в сфере образования и науки, Федер. ин-т пед. измерений.

55. Сергей Иванов. Интервью "Независимой газете", 29 ноября 2000 г.

56. http://viperson.ru/wind.php?ID=523856&soch=1

57. http://www.gzt.ru/topnews/education/-vospitanie-grazhdanina-i-patriota-vazhnee-/339849.html?from=bubblematerial

58. Днепров Э.Д. Новейшая политическая история российского образования: опыт и уроки. С. 391. . Изд. 2-ое, дополненное. - М. Мариос, 2011, - 472 с.

59. Напр.: Рахманина М.Б. Метод как основа обучения иностранному языку (системно-структурный анализ. Уч. пособие для вузов. С.23. М.: Прометей, 2006. - 408 с.

60. Федеральная целевая программа развития образования на 2006-2010 годы. Утверждена Постановлением Правительства Российской Федерации 23 декабря 2005 г., N 803. http://www.fcpro.ru/content/view/11/76/

61. Плаксий С.И. Парадоксы реформирования высшего образования в России. М.: Национальный институт бизнеса. 2005.

62. Рубина Л.Я. Повышение роли общественности в модернизации российского образовании. http://www.prof.msu.ru/publ/omsk2/o52.htm

63. Как узнать, что происходит в образовании?//Сб. ст. под общ. ред. И.А. Вальдмана. С. 69. М.: Логос, 2006. -336 с.: ил.

64. Там же, с. 3.

65. Распоряжение Правительства РФ. О концепции модернизации российского образования на период до 2010 г. От 29 дек. 2001 г. N1756-р. //Бюллетень Мин-ва обр. РФ. - 2002.-N2.-С.3.

66. Вальдман И.А. Ключевые аспекты качества образования: уроки международного опыта / Отв. редактор Курнешова Л.Е. Научн. ред. Держицкая О.Н. - М.: Московский центр качества образования, 2009. - 64 с.

67. Шудегов В.Е. Образование в современной России. http://pravmisl.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=545&Itemid=75

68. Там же

 

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован