13 ноября 2007
2873

Вера Степаненко: Билль об утиле

В Москве наблюдается значительный экономический рост, развивается производство. Рост доходов населения, увеличение плотности проживания приводят к тому, что ежегодно объем отходов увеличивается, что серьезно влияет на экологию.

О проблемах захоронения отходов, их переработки "Интерфаксу" рассказала председатель Комиссии Мосгордумы по экологической политике Вера СТЕПАНЕНКО.

- Вера Станиславовна, сколько производит Москва отходов и что с ними происходит потом?

- Общая сумма отходов, производимая в городе, составляет около18 млн. тонн в год. Первая группа отходов - коммунальные - это бытовые и пищевые отходы жилого и нежилого сектора. Объемы этой группы составляют порядка 5 млн. тонн в год. Кроме этого, есть отходы производственные, от промышленности. Есть отходы медицинские, строительные. Строительные - это примерно 6 млн. тонн. Образуются они во время строительства, реконструкции или сноса домов. Естественно, все они разные, и их надо по-разному перерабатывать. Например, при переработке отходов от разборки старого дома много дерева, которое можно сжечь. То есть утилизировать по-другому, чем отходы жилого сектора - пищевые или бытовые, такие, как холодильники, лампы или другие бытовые предметы. На 90 процентов отходы вывозятся на полигоны в Подмосковье. Но уже достаточно давно - с 1992 года поднимается вопрос о необходимости, кроме привычного способа утилизации на полигонах, использовать другие, индустриальные, производственные способы. В Москве эта программа реализуется.

- Хватает ли в Москве мусоросжигательных заводов?

- В настоящее время в городе действует три мусоросжигательных завода, и этого крайне мало. Считается, что самым современным из них является завод в Рудневе (Восточный округ). Но эти производства перерабатывают не очень большой объем отходов, хотя бы жилого сектора. Например, в Рудневе сжигается порядка 300 - 400 тыс. тонн отходов в год. Во время сжигания производится электроэнергия, которая затем может использоваться. В этом и есть смысл одного из индустриальных способов переработки отходов. Также в Москве достаточно много различных сортировочных станций. Туда привозят, например, отходы из жилого сектора, которые сортируют, прессуют, уменьшают в объеме, но опять же вывозят на полигон.

- В Москве уже есть закон об отходах...

- Да, в конце 2005 года была принята концепция, а затем сам закон об отходах производства и потребления Москвы, в основу которого лег достаточно цивилизованный принцип: сжигать только то, что нельзя переработать, и захоранивать только то, что нельзя сжечь и переработать. Предполагалось, что в Москве будет развиваться индустриальный способ, который будет заключаться не только в сжигании, но и переработке мусора.

- В ближайшее время столичное правительство рассмотрит проект программы переработки и утилизации отходов.

- Мы недавно в Думе рассматривали проект программы правительства Москвы по переработке коммунальных отходов. В ней предполагается переработка отходов на мусоросжигательных заводах, которые планируется построить в каждом округе. Но и в этом случае необходима сортировка. Например, в Рудневе она производится. Очень важно, как именно сжигать мусор. Если просто бумагу можно спокойно сжигать, то сжигать ее вместе с пластиком абсолютно недопустимо.

Еще один позитивный фактор - при таких заводах будут создаваться производства по вторичной переработке мусора. Так, на рудневском заводе планируется линия по переработке полиэтиленовой тары (ПЭТ), и из этого сырья можно было бы делать либо коврики, либо пластиковую мебель. Но я считаю, что на каждом производстве должно быть предприятие, которое будет заниматься вторичной переработкой своих собственных отходов.

Готовятся исполнительной и законодательной властью еще шесть различных программ по утилизации мусора. Мне кажется, что все эти программы по отходам должны рассматриваться одновременно. Есть, например, в Москве предприятия химической промышленности. И если раньше они были государственные и больше была дисциплина и ответственность руководителя, то сейчас можно и не отследить, куда поступают отходы химического производства, что с ними сделали, не закопали ли их или не слили в ближайший водоем. Считаю, что должна быть программа по утилизации отходов производства, как и программа по утилизации медицинских, строительных отходов, иловых отложений (из которых в дальнейшем производят почву). Сегодня необходимо, чтобы были подготовлены программы по всем видам отходов и было понятно, как они будут сжигаться или как перерабатываться.

- Что, по вашему мнению, должно происходить с автомобилями, отслужившими свой срок?

- В идеале автомобили нужно сдавать в определенное место на площадку. На ней должна быть организована разборка - отдельно кузов как металл, шины, отдельно стекла и другие части. Машина разбирается по винтикам, делится на составляющие, и те, кто заинтересован в производстве, приезжают и забирают вторсырье. Пока недостаточно предприятий, готовых принять это вторсырье и его перерабатывать. Эта цепочка сегодня не налажена.

То же, например, с крупной бытовой техникой. Должно быть так - хочу я сдать старый холодильник, звоню, у меня забирают холодильник. У нас пока только одно такое производство есть - забирают холодильник, разбирают по частям и пускают на переработку. Или есть магазины, связанные с этим предприятием, куда можно сдать старый холодильник за условную цену. Я думаю, что систему вторичной переработки должен наладить производитель продукции. Так, на Западе есть законы об ответственности производителей за последующую утилизацию техники, которую они производят. И в цену этой техники включена небольшая стоимость последующей ее утилизации. Это называется залоговая стоимость.

- Почему у нас в России не налажена такая система?

- Москва в течение достаточно длительного времени инициировала закон о залоговой стоимости. Производители в этом случае несут ответственность за свою продукцию после того, как она выйдет из употребления. Таким образом, они будут заинтересованы в создании пунктов по сбору и вторичной переработке мусора. Пока что в выгоде остаются зарубежные производители, которые не отвечают за утилизацию своей использованной продукции на территории России. Получается, что производит продукт не российское предприятие, а производства по переработке, после того как тот выйдет из употребления, должен создавать город. Необходимо у нас принимать закон о залоговой стоимости. Тем самым меньше будет мусора и лучше будет экологическая обстановка. Есть явные противники таких законов и программ, потому что производитель не хочет иметь головную боль и создавать предприятия по переработке. С другой стороны, считается, что Россия большая, и где-нибудь на востоке страны проще закопать мусор, чем перерабатывать. В Москве же это значительно актуальней.

Тверская, 13 - Петровка, 22, 13 ноября 2007 г.
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован