06 июня 1996
21841

Владимир Андрианов: Роль государства в создании динамичной модели устойчивого развития в Южной Корее

Одной из основных тем, которые активно обсуждали экономисты в самом начале экономических реформ в бывшем Советском Союзе, была тема соотношения плана и рынка, государственного регулирования и рыночной саморегуляции. При этом явно доминировали точки зрения, противопоставляющие эти понятия.
Между тем анализ послевоенного развития большинства промышленно развитых государств и особенно новых индустриальных стран (НИС) Азии свидетельствует о том, что в динамичной рыночной экономике эти понятия не только благополучно сосуществуют, но и взаимозависят друг от друга. Причем эта зависимость носит прямо пропорциональный характер, т.е. чем сильнее развиты рыночные отношения, тем сильнее государственное влияние на развитие и формирование рыночных механизмов и регуляторов. Именно государство создает условия для развития основ рыночной экономики - свободного предпринимательства и добросовестной конкуренции. В современном рыночном хозяйстве государство стало фактически основным мозговым центром, который регулирует формирование рыночной среды и обеспечивает динамизм и устойчивость экономического роста.
В свою очередь устойчивость экономической системы определяется прежде всего наличием в ней механизмов саморегуляции. В рыночной экономике такими механизмам являются функциональные экономические системы различного уровня, которые создаются государственными, частными и общественным структурами.
Весьма показателен в этом отношении пример Южной Кореи, где государство играло и играет основную роль в формировании динамичной модели устойчивого развития. Ведущая роль государства в экономике Южной Кореи была официально провозглашена конституцией страны. В разделе, посвященном экономике, констатируется: "Государство регламентирует и координирует экономическую жизнь". Это фактически закрепляет государственное вмешательство во все без исключения сферы народного хозяйства.
Опыт Южной Кореи свидетельствует о длительной эволюции политики государственного вмешательства от жесткого дирижизма к либеральному монетаризму, к созданию механизмов саморегуляции.
Экономическое планирование
Государственное планирование в Южной Корее началось с так называемого плана Натана, разработанного в 1954 г. с привлечением экспертов ООН. Однако этот и последующие планы вплоть до 1961 г., когда произошел военный переворот, были весьма несовершенны и не опирались на целостную концепцию экономического развития.
В начале 60-х годов экспертами американского Агентства международного развития была разработана долгосрочная программа развития экономики Южной Кореи. Данная программа опиралась на рекомендации МБРР (Международный банк реконструкции и развития) и МВФ (Международный валютный фонд), которые предполагали, что достичь высоких темпов экономического роста и повысить эффективность общественного производства в развивающихся странах возможно путем приоритетного развития экспортных отраслей и ориентации на мировой рынок.
Программа имела долгосрочный характер и в концептуальном плане предполагала:
-    ориентацию на индустриальное развитие, всемерное укрепление связей с рынками ведущих промышленно развитых стран;
-    включение экспортного сектора экономики в систему международного разделения труда;
-    приоритетное инвестирование конкурентоспособных отраслей экономики;
-    поддержание внутреннего потребления на минимальном уровне;
-    контроль государства над производством.
Программа индустриализации была рассчитана на 20-летний период, в течение которого предусматривалось последовательно выполнить четыре пятилетних плана (1962-1966, 1967-1971, 1972-1976, 1977-1981гг.)1.
Основной задачей первой пятилетки (1962-1966) провозглашалось создание независимой экономики через индустриализацию страны на основе рационального распределения капиталов и совершенствования промышленной структуры.
Среди первоочередных задач были следующие:
-    уличение доходов крестьян путем повышения продуктивности
сельского хозяйства;
-    повышение степени обеспеченности страны источниками энергии (в том числе электроэнергией и каменным углем);
-    развитие ключевых отраслей промышленности и инфраструктуры;
-    повышение занятости населения;
- обеспечение освоения и сохранности природных ресурсов;
-    улучшение состояния платежного баланса страны, в первую
очередь за счет расширения экспорта.
В промышленности делалась ставка на развитие импортзамещающих производств.
Практически по всем основным макроэкономическим показателям наметки первой пятилетки были выполнены. Невыполненными оказались план повышения уровня занятости, задания по добыче каменного угля, наращиванию энергетических мощностей, перевозкам пассажиров и грузов.
В период реализаций первого пятилетнего плана в 1963 г. в Южной Корее было создано Управление экономического планирования. По своим функциям этот правительственный орган значительно отличался от обычных министерств. На Управление возлагались обязанности по выработке общей стратегии экономического развития, разработке текущих планов развития, исполнению государственного бюджета, координации политики по привлечению и использованию финансовых ресурсов, развитию сотрудничества с зарубежными странами и международными организациями. Впоследствии Управление было переименовано в Министерств экономического планирования. До сих пор руководитель этого ведомства имеет ранг министра и является заместителем премьер-министра, а также координирует деятельность всех министерств, связанных с экономикой и финансами. 2
Второй пятилетний план экономического и социального развития (1967-1971) главной задачей провозглашал расширение экспорта потребительских товаров и фактически заложил основу построения экстравертной модели экспортной ориентации. Кроме того, план был нацелен на значительный рост национального дохода, на достижение более высокого уровня самообеспеченности развития отраслей тяжелой промышленности. Особое внимание уделялось повышению производительности труда в сельском хозяйстве. Основными средствами для достижения этих целей были провозглашены динамичный рост экспорта, повышение нормы накопления, борьба с инфляцией. Твердо и неукоснительно проводился курс на создание новых производств.
Статистические данные свидетельствуют, что по большинству главных и второстепенных показателей (исключая производство сельскохозяйственных культур) задания второй пятилетки были выполнены уже к концу 1970 г., т.е. за год до истечения запланированного срока.
Процесс экспорториентированной индустриализации положил начало коренному изменению структуры ВВП. В период второй пятилетки доля промышленности в ВВП возросла до 26,8%. Экспорт Южной Кореи увеличился с 645 млн.долл. р 1967 г. до 2,9 млрд. долл. в 1971 г.3.
Главными задачами, сформулированными в третьем пятилетнем плане (1972-1976), были: содействие сбалансированному росту экономики, стимулирование развития регионов, повышение уровня доходов населения в сельской местности, расширение стоимостного объема экспорта почти в два раза, строительство предприятий тяжелой промышленности.
Основным итогом третьей пятилетки можно считать быстрое развитие отраслей тяжелой промышленности. Фактически в этот период был осуществлен переход от трудоемкого производства к капиталоемкому. Дальнейшее развитие получило экспортное производство, в которое начали включаться отрасли тяжелой промышленности.
В период третьей пятилетки был зафиксирован рекордный для Южной Кореи темп прироста ВНП, который в 1973 г. составил 14%. Объем экспорта увеличился более чем в три раза и достиг в 1976 г. 10,5 млрд.долл.
Экономическое развитие в период четвертого пятилетнего плана (1977-1981) было нацелено на то, чтобы в первую очередь повысить степень самообеспеченности экономики путем структурных преобразований.
В генеральных направлениях четвертой пятилетки особый упор делался на создание фундамента собственных научно-исследовательских и опытно-конструкторских разработок, на базе которых планировалось провести технологическую модернизацию промышленности и заложить основу для выпуска отечественной электронно-вычислительной техники. Среди приоритетных отраслей промышленности выделялись металлургическая, машиностроительная, электронная, судостроительная, нефтеперерабатывающая и химическая. Сохранилась экспортная ориентация промышленного производства, однако планировались изменения в структуре экспорта за счет увеличения доли продукции тяжелой промышленности и электроники.
Приоритет, отдаваемый тяжелой промышленности в финансовой и инвестиционной политике, вызвал процесс разорения мелких и средних и даже некоторых крупных компаний в легкой промышленности, что привело к росту безработицы и социальной дестабилизации. Экономическая ситуация в стране еще более усложнилась под влиянием таких важных событий в политической жизни, как убийство Пак Чжон Хи и последовавшая за этим смена правительства и экономической стратегии.
Изменения в экономической политике были рекомендованы специалистами МБРР и увязывались с предоставлением новых займов. Прежде всего планировалось реорганизовать отрасли тяжелой промышленности. Дальнейшей поддержки требовали экспорториентированные отрасли, для чего Южная Корея согласилась шире открыть доступ, в эти отрасли иностранному капиталу. Для восстановления конкурентоспособности южнокорейских товаров на внешнем рынке Южная Корея стала проводить политику замораживания заработной платы.
Эти изменения оказали свое влияние на цели следующего, пятого плана экономического развития (1982-1986), который после принятия просуществовал лишь год и в 1983 г. был заменен новым.
В качестве первостепенных задач новым планом провозглашалось сокращение внешней задолженности, улучшение состояния платежного баланса за счет увеличения экспорта машинотехнической продукции и наукоемких изделий. В целях ослабления внешней задолженности осуществлялись меры по дальнейшему ужесточению кредитно-финансовой политики, более строгому контролю за краткосрочной задолженностью, по переходу на плавающий валютный курс, по либерализации внешнеэкономической деятельности.
В середине планового периода, в связи с возникшими трудностями на внешних рынках по реализации экспортной продукции, многие плановые показатели были пересмотрены. В частности, объем экспорта к 1986 г., планировавшийся в размере 53 млрд.долл., был снижен до 35,7 млрд., а объем импорта соответственно с 55,6 млрд. до 35,1 млрд. Реальными оказались средние показатели между этими двумя наметками.
В период пятой пятилетки максимального значения достигла внешняя задолженность, которая в 1985 г. составляла 46у7 млрд.долл.4.
Шестой пятилетний план (1987-1991) основной целью провозглашал дальнейшее развитие экспортного потенциала страны, за счет которого планировалось обеспечить до 50% ежегодного прироста ВВП. Кроме того, декларировалось достижение более сбалансированного социально-экономического развития на основе структурной перестройки экономики, внедрения современной технологии и улучшения регионального развития производственного комплекса, повышения жизненного уровня населения.
В настоящее время в Южной Корее осуществляется седьмой пятилетний план (1992-1996). Основными приоритетами текущей пятилетки являются развитие наукоемких отраслей и повышение конкурентоспособности экспортной продукции, возрастание степени открытости национальной экономики.
В соответствии с планом темп роста ВНП составит в среднем 7,5 /о, что позволит увеличить доход на душу населения с 6685 до 10440 долл. Ожидаются структурные изменения в ВВП страны. Так, доля сельского, лесного хозяйства и рыболовства сократится с 8,9% в 1991 г. до 6,4 /о в 1996 г., а удельный вес обрабатывающей промышленности увеличится с 28,7% до 32,0% 5. Согласно плану экспорт будет повышаться в среднем на 13,4% в год (с 81 млрд.долл. в 1991 г. до 135 млрд. к 1996 г.), а импорт - на 10,6% (с 90,5 млрд. до 135 млрд.долл.). Среднегодовой уровень инфляции, определяемый на основе роста цен на потребительские товары и услуги, составит 5-6% в год.
В целом, анализируя основные задачи развития Южной Кореи, механизм их реализации и итоги выполнения планов, можно констатировать, что планирование стало важным составным элементов процесса создания в Южной Корее динамичной рыночной экономики. Экономическая система, имеющая элементы среднесрочного и долгосрочного планирования и прогнозирования, является более устойчивой по сравнению с системой стихийного рыночного хозяйства.
Основные направления развития экономики, сформулированные в планах, были ориентиром для частных и государственных компаний, а централизованные и заемные финансовые ресурсы под их выполнение - стимулом для реализации конкретных экономических программ.
Следует подчеркнуть, что экономическое планирование в Южной Корее активно проводится не только на государственном уровне, но и на уровне непосредственных товаропроизводителей и особенно крупными корпорациями, которые имеют как перспективные, так и текущие планы экономического развития. В крупных и средних фирмах практически ни одна крупномасштабная сделка не осуществляется без разработки бизнес-плана, где закладываются основные параметры коммерческой деятельности.
Финансово-промышленные группы
Особо следует сказать о государственной поддержки крупных национальных финансово-промышленных объединений - чэболь (их называют локомотивами южнокорейской экономики), сыгравших основную роль в процессе интеграции Южной Кореи в мировое хозяйство.
По своей организационной структуре южнокорейские чэболь напоминают японские дзайбаиу. Возникновение первых чэболь относится еще к периоду японского. колониального господства в Корее. Большинство из них имеют семейно-клановый характер и построены главным образом по вертикали, объединяя компании, действующие в самых разных отраслях южнокорейской промышленности.
Правительство поощряло и всячески поддерживало рост национальных финансово-промышленных групп путем слияния, укрупнения и расширения их производственной и финансовой базы. Наиболее активно этот процесс проходил в 80-е годы. Если в 1953 г. в Южной Корее было только 5 чэбиль, в 196.5 г. ~ 10, в 1975 г. - 20, то в 1985 г. их число возросло до 70, а в 1990 г. увеличилось до 100. При этом число фирм, входящих в финансово-промышленные группы, только в 30-е годы возросло с 400 до 850 6.
Из общего числа чэболь можно выделить 43 наиболее крупные финансово-промышленные группы, активы каждой из которых превышают 400 млрд.вон (около 500 млн.долл.). Элиту южнокорейского бизнеса составляют 30 чэболь, совокупная стоимость активов которых в 1995 г. составляла почти 300 млрд.долл., а совокупный оборот - свыше 310 млрд.долл. Эти корпорации имели 623 дочерние компании 7.
По совокупному показателю концентрации производства и капитала южнокорейские чэболь значительно опережают японские монополии. В конце 80-х годов на долю 30 чэболь приходилось примерно 10 /о ВНП Южной Кореи, около 50 /о экспорта страны (в том числе на 7 крупнейших - 38%) и 25% импорта 8. Ведущие южнокорейские корпорации имеют предприятия в девяти ключевых отраслях, в то время как аналогичные финансово-промышленные группы в Японии - в одной - трех отраслях.
Особую роль сыграли южнокорейские монополии в процессе интеграции экономики страны в мировое хозяйство. Динамичный рост чэболь и ориентация на внешний рынок постепенно способствовали их превращению в современные транс-национальные корпорации, которые являются основной интегрирующей силой мировой экономики. 9" Из общего числа крупных южнокорейских фирм к разряду транснациональных корпораций можно отнести около 20 монополий, прежде всего "Хёндэ", "Самсунг", "Тэу", "Лакки Голдстар", "Сакёнг", "Сангьёнг", "Кориа эксплусивз", "Ханчжин", "Киа", "Хёсон", "Ду-сан", "Колон", "Ханва", "Лотте", "Ханиль", "Кымхо", "Дэлим", "Донг-А Констракшен". Именно эти фирмы"явились основными проводниками политики экспортной ориентации. Благодаря высокой конкурентоспособности южнокорейских товаров и агрессивной торговой политике транснациональных компаний, Южной Корее удалось занять достаточно твердые позиции на многих мировых товарных рынках.
Сыграв решающую роль в процессе индустриализации и интеграции Южной Кореи в мировую экономику, чэболь в последние годы стали оказывать сдерживающее влияние на динамизм развития внутренней экономики. Их доминирующее положение на многих товарных рынках отрицательно сказывается на внутренней конкурентной среде, сдерживает развитие малого и среднего бизнеса, ограничивает свободу предпринимательства.
Пытаясь изменить сложившуюся ситуацию, правительство постепенно начало проводить политику, направленную на разукрупнение чэболь и придания им более узкой специализации. Министерство торговли и промышленности Южной Кореи обязало 10 ведущих чэболь (в том числе "Хёнде", "Самсунг", "Лакки Голдстар" и "Теу") определить для себя три ключевые отрасли специализации, а 20 следующих по величине финансово-промышленных групп - две отрасли. 10. Вместе с тем государство снимает с них ряд ограничений на банковские и иностранные займы, обеспечивает поддержку в сфере НИОКР.
Фактически чэболь можно рассматривать как самостоятельные экономические подсистемы, а по законам системного анализа наличие адекватных подсистем увеличивает общий ресурс системы и тем самым повышает ее устойчивость.
Внешнеэкономическая стратегия
В политике южнокорейского правительства в сфере развития внешнеэкономических связей прослеживаются определенные периоды, которые связаны с этапами индустриализации экономики. Кроме того, как и в других новых индустриальных странах, внешнеэкономическая стратегия эволюционировала от жестокого протекционизма к постепенной либерализации во внешней торговле, движению капитала в валютно-финансовой сфере.
На первоначальном этапе (конец 50-х - начало 60-х годов) государство проводило политику на стимулирование развития импортзамещающих отраслей, которая предусматривает создание собственного производства недостающих товаров и постепенное уменьшение количества и ассортимента импортных товаров. Для стимулирования развития импортзамещающих производств государство ввело высокие импортные пошлины на широкий круг промышленных и продовольственных товаров.
Курс на импортзамещение дал сильный импульс индустриальному развитию Южной Кореи. Произошли определенные изменения в структуре промышленного производства. Увеличился выпуск потребительских товаров и продукции производственного значения. Расширились мощности предприятий, что способствовало росту занятости. Возросла норма накопления и соответственно увеличился приток капитала в промышленное производство. Значительно повысилась емкость внутреннего рынка.
Однако стратегия импортзамещения имела свои объективные пределы. Прежде всего она ограничивалась довольно узким внутренним рынком. Значительные издержки производства сужали объем потребления на внутреннем рынке. Высокий уровень таможенных пошлин, защищающий местных производителей, привел к определенному нарушению народнохозяйственных пропорций. Ориентация на внутренний рынок объективно снижала конкурентоспособность местных товаров.    .
В ходе первой пятилетки были заложены основы постепенной трансформации стратегии импортзамещения в стратегию экспортной ориентации. Под руководством группы экспертов американского Агентства международного развития в Южной Корее правительством были осуществлены мероприятия по созданию в промышленности сектора, ориентированного исключительно на производство товаров на внешний рынок. Для реализации этой цели в середине 60-х годов была введена система прямого поощрения экспортного производства, которая предусматривала как прямые государственные субсидии экспортерам, так и различные налоговые льготы. В частности, с 1964 г. с валовой экспортной выручки не взимался налог с оборота. Прибыль, получаемая от поставок товаров на внешний рынок, освобождалась от корпоративного и индивидуального налога. Если экспортер через свой банк мог предоставить экспортные сертификаты, то он не платил товарных налогов. Был значительно упрощен порядок обложения обычными и специальными таможенными пошлинами импортных товаров, необходимых для выпуска экспортной продукции. При распределении иностранных займов правительство страны отдавало приоритет экспортным отраслям.
В конце 60-х годов с экономической точки зрения производство на экспорт было не эффективным и невыгодным для южнокорейских фирм, так как 1 долл. экспортной продукции фактически обходился им в 1,5 долл. Однако экспортное производство продолжало развиваться, поскольку поддерживалось государством и для деловых людей считалось престижным. Кроме того, многие фирмы вынуждены были экспортировать свои товары, чтобы импортировать нужные им, так как министерство внешней торговли и промышленности выдавало импортные лицензии только тем, кто экспортировал продукцию на сумму не менее 200 тыс.долл.
Важным шагом в деле развития стратегии экспортной ориентации было создание в стране экспортно-производственных зон, которые первоначально были организованы в Чханвоне, Ири, Куми, Окпхо, Ечхоне, Чукто и Асане. Эти зоны получали права экстерриториальности, а также значительные налоговые льготы, льготные тарифы на оплату различного рода услуг, льготное таможенное обложение я.
Реализация экспорториентированной стратегии развития сопровождалось политикой жесткого протекционизма во внешнеэкономической сфере, защищая тем самым местных товаропроизводителей от иностранной конкуренции. По сравнению с другими странами региона Южная Корея до сих пор имеет один из наиболее высоких уровней таможенного обложения.
В последние годы в связи со значительным ростом положительного сальдо во внешней торговле, увеличением емкости внутреннего рынка и под давлением основных торговых партнеров и международных экономических организаций правительство Южной Кореи вынуждено было пойти на значительную либерализацию внешнеэкономических связей. В конце 80-х годов было объявлено о TOTOBHOCTI выполнить требования ГАТТ об изменении внешнеторговой политики и прежде всего об отмене импортных барьеров. За период с янва ря 1990 г. по июль 1997 г. предстоит либерализовать импорт многих видов сельскохозяйственной продукции и промышленных изделий. Для реализации этих задач правительство Южной Кореи разработало специальную программу поэтапного комплексного понижения таможенных пошлин, рассчитанную на период 1990-1994 гг. Средний уровень импортных пошлин планировалось понизить с 11,4% в 199С г. до 7,9 /о в 1994 г., в том числе на продукцию обрабатывающей промышленности с 9,7% до 6,2% и на сельскохозяйственные товары с 19,9% до 16,6%, что в целом соответствует среднему уровню таможенного обложения в странах ОЭСР, членом которой Южная Корея планирует стать в ближайшее время 12.
Стимулируя развитие экспорториентированных отраслей, Южная Корея увеличила объем экспорта страны с 33 млн.долл. в 1960 г. до 82 млрд.долл. в 1993 г. и по этому показателю заняла 13-е место в списке крупнейших мировых экспортеров ".
Экономическое развитие, ориентированное на внешний рынок, имеет ряд преимуществ, в частности дает возможность держать руку на пульсе научно-технического прогресса. Именно на мировом рынке можно оценить конкурентоспособность выпускаемой продукции, в том числе и наукоемкой, выявляются сильные и слабые стороны местной промышленности. Мировой рынок - это индикатор зрелости экономики любой страны.
В последние годы южнокорейское правительство, кроме стимулирования экспорта товаров, стало поощрять и вывоз предпринимательского капитала, что свидетельствует о кардинальных изменениях в общей внешнеэкономической стратегии страны, Однако государственный контроль за вывозом капитала сохраняется.

(Стимулирование научно-технического прогресса
Ориентация экономики Южной Кореи на внешний рынок предполагает постоянное повышения конкурентоспособности экспортной продукции. На мировых товарных рынках все большее значение уделяется таким факторам конкурентоспособности, как качество товара, его новизна, наукоемкость.
Поэтому развитие научно-технического потенциала превращается в один из наиболее активных элементов воспроизводственного процесса. Приоритетным направлением государственной политики становится стимулирование развития наукоемких отраслей.
Первоначально Южная Корея следовала стратегии заимствования зарубежного опыта и технологий. Практически все наиболее передовые отрасли южнокорейской промышленности используют западные технологии, оснащены импортным оборудованием. Для привлечения капитала транснациональных корпорации и современных технологий в Южной Корее создавались, как уже говорилось, экспортно-производственные зоны, заложившие основу развития наукоемких отраслей, ориентированных на внешний рынок.
Однако стратегия заимствования, позволяющая абсорбировать и использовать лучшие достижения мировой науки и техники, все больше начинает сочетаться с селективной стратегией развития собственного научно-технического потенциала. Практические результаты достигаются за счет концентрации ресурсов на определенных направлениях НТР. Существенный акцент делается на разработку текущих и перспективных программ НИОКР, их материальное и кадровое обеспечение, систему организации и управления научной деятельностью, ее информационное обеспечение.
Активную роль в стимулировании научно-технического прогресса в Южной Корее играет государство. В начале 80-х годов произошло кардинальное изменение в характере государственного регулирования экономики, когда во главу угла были поставлены оптимизация хозяйственной системы, повышение ее гибкости н восприимчивости к достижениям НТР. Государственные органы определяют основные направления структурной перестройки экономики, разрабатывают долгосрочные программы экономического развития. В частности, Министерство торговли и промышленности разработало пятилетний план развития наукоемких отраслей на 1990-1994 гг., основная цель которого ~ снижение зависимости Южной Кореи от зарубежной технологии, а также повышение конкурентоспособности ее экспортной продукции. На достижение этих целей было выделено 38,8 млрд.долл., из которых 16,4 млрд. ассигновались на НИОКР для создания передовой технологии в таких областях, как микроэлектроника, мекатроника, аэрокосмическая, биотехнология, тонкая химия, лазерная техника, оптическое оборудование, разработка новых материалов 14.
Программа развития наукоемких отраслей реализовалась рыночными методами регулирования, в том числе использовались кредитные, налоговые и другие механизмы стимулирования научно-технического прогресса. Для реализации поставленных задач правительство Южной Кореи предоставляло местным фирмам льготные кредиты сроком на 10 лет. Кроме того, компании, занятые выпуском наукоемкой экспортной продукции, получили дополнительные налоговые льготы.
Следует подчеркнуть, что при организации научно-исследовательских разработок Южная Корея использует японский метод, для которого характерно объединение усилий государственных, академических и частных организаций, причем последние играют одну из основных ролей, особенно при внедрении полученных результатов. Если в начале 80-х годов лишь несколько южнокорейских компаний имели свои научно-исследовательские организации, то к середине 90-х годов их число возросло до 500. За этот период расходы промышленных корпораций на НИОКР возросли в десятки раз и достигли почти 8 млрд.долл.
Наибольшие ассигнования на развитие научно-технической базы характерны для южнокорейских транснациональных корпораций. В начале 90-х годов из общей суммы капиталовложений корпорации "Самсунг" в размере 3,1 трлн.вон на НИОКР приходилось 600 млрд. Для компании "Хёндэ" эти показатели составили соответственно 1,9 трлн. и 400 млрд., "Лакки Голдстар" ~ 1,5 трлн. и 400 млрд., "Тэу" - 163 трлн. и 200 млрд., "Сангьёнг" - 914 млрд. и 24 млрд., "Сонкён" - 400 млрд. и 40 млрд., "Хюсанг" - 385 млрд. и 65 млрд., "Киа" - 525 млрд.и 45 млрд. 15.
По сравнению с фирмами других НИС, у ведущих южнокорейских компаний довольно высок удельный вес расходов на НИОКР в новых валовых инвестициях, которые в начале 90-х годов достигали у "Лакки Голдстар" 26,7%, "Хёндэ" - 21,1%, "Самсунг" - 19,4%, "Тэу" ~ 15,4 /о. При этом наиболее значительные инвестиции в научно-исследовательские разработки концентрируются на создании наукоемкой продукции в таких областях, как электронная и электротехническая, автомобилестроение, нефтехимия, аэрокосмическая, робототехническая, стимулирование "рискобизнеса" и др. Ведущие корпорации создают новые исследовательские центры, совместные предприятия, открывают свои исследовательские филиалы в крупных научных центрах за рубежом. Следует, подчеркнуть, что по такому показателю, как удельный вес частных компаний в общих расходах на НИОКР (82 /о), Южная Корея в начале 90-х годов занимала первое место в мире, опережая такие страны, как Швейцария, Япония, Швеция, США и Германия 16.
В самой Южной Корее, как и в Японии, организуются современные технополисы. Наиболее крупный городок науки - Даедук, расположенный около Тайхона, в сотне миль к югу от Сеула, является южнокорейским прототипом японского технополиса в Цукубе, основные научно-исследовательские разработки которого связаны с созданием высокотехнологичных товаров, новых технологий и материалов. -Здесь занимаются и фундаментальными исследованиями.
Координация усилий частного сектора при поддержке государства приносит ощутимые результаты в создании высокотехнологичной продукции.
В начале 1990 г. южнокорейская фирма "Самсунг" приступила к массовому выпуску мощных интегральных схем - динамически запоминающих устройств с произвольной выборкой (ДЗУПВ) емкостью 1 Мбайт. Через год три ведущие южнокорейские ТНК - "Самсунг", "Лакки Голдстар" и "Хёндэ" - совместными усилиями разработали технологию производства ДЗУПВ емкостью 4 Мбайт, которые в современном мире производились лишь японскими фирмами "Хитачи" и "Тосиба". Эти электронные компоненты в то время являлись наиболее сложными в техническом исполнении из всех имевшихся на рынке. Они широко использовались в супер-ЭВМ, рабочих станциях и оборудовании связи, а в дальнейшем широкой сферой их применения стала аппаратура для телевидения высокой четкости (ТВВЧ). На разработку атой интегральной схемы южнокорейские фирмы получили от правительства дотацию в размере 120 млн.долл. В конце 1994 г. южнокорейские фирмы создали электронные компоненты для компьютеров нового поколения с объемом памяти 64 Мбайт. К концу столетия южнокорейские компании планируют разработать и начать выпуск динамических запоминающих устройств с произвольной выборкой емкостью 1 Гбайт 17.
Следует подчеркнуть, что ускоренный прогресс какой-либо одной отрасли почти никогда не носит изолированного характера, а влечет за собой быстрое развитие нескольких отраслей. Возникает определенная технологическая цепочка. Что касается электронизации, то здесь количество переходит в качество. Создав современную элементную базу электроники, Южная Корея получает реальную возможность для развития всех сфер электронной и электротехнической промышленности.
В случае успешной реализации весьма амбициозной программы развития научно-технического потенциала Южная Корея к концу столетия может войти в число стран, использующих наиболее современные виды промышленной технологии. Производство суперкомпьютеров, аэрокосмической техники, конструирование сложнейшего электронного оборудования, создание материалов с новыми свойствами должны стать основой экономики Южной Кореи, превратив ее в одно из наиболее развитых государств современного мира. По оценкам экономистов, доля наукоемких товаров в южнокорейском экспорте продукции обрабатывающей промышленности возросла с 11,1 /о в 1987 г. до 24,4% в 1994 г. На мировом рынке наукоемких изделий удельный вес южнокорейских ТНК увеличился с 1,4 /о в 1987 г, до 2,3% в 1994 г., а к 2000 г. возрастет до 3,2% 18.
Несмотря на явные успехи в развитии наукоемких отраслей, Южная Корея, очевидно, пока сохранит свое периферийное положение по отношению к индустриально развитым государствам, где концентрируются фундаментальные научно-исследовательские разработки, В конечном счете, определяющие дальнейший прогресс человечества. Вместе с тем, по нашему мнению, не исключена возможность прорыва Южной Кореи по отдельным направлениям на передовые рубежи мирового научно-технического прогресса.
Западные специалисты довольно высоко оценивают конкурентные возможности азиатских НИС, в том числе и Южной Кореи, на мировом рынке наукоемкой продукции. В частности, по мнению 70% опрошенных представителей крупнейших корпораций США, к 2000 г. экспортеры высокотехнологичных товаров из азиатских НИС (в том числе Южной Кореи) могут стать основными конкурентами американских производителей аналогичной продукции.
В начале 90-х годов японский исследовательский институт Никкэй провел опрос среди президентов ведущих компаний о перспективах хозяйственного и технологического развития Южной Кореи. Большинство японских менеджеров считают, что к 2000 г, научно-технический уровень Южной Корен значительно повысится, однако разрыв с Японией останется прежним. Вместе с тем они полагают, что к концу столетия Южная Корея сможет опередить Японию в некоторых, не самых приоритетных, областях научно-технического прогресса 19.

Государственное регулирование и механизмы саморегуляции
Для регулирования экономических процессов государство в Южной Корее довольно успешно использует на современном этапе принципы как кейсианства, так и монетаризма. Постепенно на этой базе начинает формироваться широкая сеть механизмов саморегуляции в виде функциональных экономических систем (ФЭС).
Под функциональными экономическими системами мы понимаем динамические, саморегулирующие организации, деятельность всех структурных элементов которых направлена на поддержание равновесия на национальном рынке и создание оптимальных условий для "экономического метаболизма". Термином "экономический метаболизм", по аналогии с метаболизмом живых организмов, мы обозначаем обмен веществом, энергией и информацией. В экономических системах их аналогом являются товары, услуги, различные формы капитала, рабочая сила и др.
ФЭС представляют собой своеобразный симбиоз из арсеналов кейсианства и монетаризма, объединенных в единую форму. Типичными примерами ФЭС могут служить системы: обеспечения стабильности национальной валюты; поддержания уровня внутренних цен; стимулирования совокупного спроса; поддержания платежного и внешнеторгового баланса; защиты местных товаропроизводителей от иностранной конкуренции; поддержание оптимального уровня безработицы; защиты окружающей среды и многие другие.
Функциональные экономические системы отличаются от целенаправленных систем (банковской, налоговой, страхования, социальной защиты и др.) прежде всего тем, что они представляют собой саморегулирующую организацию, т.е. всякое отклонение от определенных параметров служит толчком к немедленной мобилизации многочисленных механизмов соответствующих ФЭС, восстанавливающих равновесие на макро - или микроэкономическом уровне. Так, при наплыве дешевых импортных товаров нарушается равновесие на внутреннем рынке, что приводит в действие функциональную систему защиты местных товаропроизводителей от иностранной конкуренции. Через различные элементы ФЭС обеспечивается введение или повышение ввозных пошлин, импортных квот, использование нетарифных барьеров или других мер, что, в конечном счете, восстанавливает равновесие на внутреннем рынке. Эта же функциональная система обеспечивает антидемпинговую защиту местных товаропроизводителей.
Довольно эффективно в Южной Корее в последние годы действует функциональная система поддержания уровня внутренних цен. Например, при появлении инфляционного давления на рынок возникшая ситуация анализируется центральным банком Южной Кореи (Бэнк Кореи), который вырабатывает рекомендации по изменению уровня процентной ставки. Повышая ставку Бэнк Кореи снижает стимулы коммерческих банков к получению ссуд, что уменьшает объем выдаваемых банками кредитов и соответственно предложение денег, а это в свою очередь снижает инфляционное давление. В 1980-1993 гг. уровень инфляции в Южной Корее сократился с 25,6% до 5,8% годовых и по этому показателю страна занимает 24-е место в мире 20.
Функциональные системы имеют сложную архитектонику и включают такие элементы, как афферентный синтез, принятие решения, предвидение конечного результата (акцептор результата действия), многокомпонентное действие. Важной характерной особенностью ФЭС является постоянная оценка результата деятельности с помощью обратной афферентации.
Функциональные экономические системы избирательно объединяют элементы рыночной инфраструктуры для результативной деятельности всей экономической системы.
В состав функциональных систем входят различные институциональные организации, включая государственные, органы федерального управления, ассоциации товаропроизводителей, аналитические центры, частные коммерческие структуры и др.
Появление ФЭС стало возможным лишь в связи с бурным развитием средств связи и электронно-вычислительной техники, которые позволяют оперативно получать информацию о положении на внутреннем и внешнем рынках, анализировать ее и готовить варианты тех или иных решений. Поэтому деятельность различных ФЭС базируется на собственных локальных базах данных, объединенных в единую информационную сеть.
В свое время Дж.М.Кейнс был абсолютно прав, когда утверждал, что система свободного рынка лишена внутреннего механизма, обеспечивающего макроэкономическое равновесие. Однако с созданием широкой сети функциональных экономических систем современное рыночное хозяйство превращается в открытую саморазвивающуюся систему, которая приобретает способность к саморегуляции. Наличие в южнокорейской экономике ФЭС обеспечивает ее динамизм и устойчивость. Появлением в экономике Южной Кореи механизмов саморегуляции подтверждается фактом угасания экономических кризисов, которые периодически потрясали большинство капиталистических стран. Достаточно вспомнить Великую депрессию в США, экономический кризис 1949 г. в Японии, ФРГ и США, которые носили буквально разрушительный характер. В то время рыночная система не могла самостоятельно выходить из экономических кризисов и спадов и было необходимо активное вмешательство государства по стимулированию совокупного спроса.
Однако уже мировой энергетический кризис 1973-1975 гг. и последующие циклические кризисы наглядно показали, что в экономике промышленно развитых стран, в том числе Южной Кореи, действуют механизмы саморегуляции. Энергетический Кризис, вероятно, был последним наиболее глубоким экономическим спадом в рыночной системе хозяйства. Последующие циклические спады в экономике Южной Кореи отражали процесс саморегуляции системы. Объективные противоречия, которые имманентны любой саморазвивающейся системе, на определенном этапе достигают критической точки, выливаясь в циклический, структурный, финансовый, биржевой иди иной кризис экономического развития. Кризис выявляет основные элементы энтропии предыдущего этапа развития, высвечивает неэффективность функционирования отдельных звеньев хозяйственного механизма диспропорции в структуре материального производства, балласт спекулятивного кредита, сбои в функционировании валютно-финансовой системы, изменения потребительского спроса. Наличие в экономике Южной Кореи широкой сети функциональных систем позволяет значительно уменьшить размах колебаний и глубину циклических фаз, в идеале приводя их к затуханию и устойчивому состоянию.
В саморегулирующейся экономической системе принципиально меняется роль государства, которое превращается в главный координирующий центр всей хозяйственной системы, обеспечивающий нормальную работу функциональных экономических систем и способствующий расширению их сети. Государство в Южной Корее через ФЭС вмешивается в жизнь рынка только в той- степени, в которой это требуется для поддержания макроэкономического равновесия и работы механизма конкуренции или для контроля тех рынков, на которых условия вполне свободной конкуренции не осуществимы.
Превосходство саморегулирующейся устойчивой модели экономического развития Южной Корей заключается именно в том, что в таком хозяйстве, благодаря наличию функциональных экономических систем, как бы ежедневно и ежечасно осуществляются процессы приспособления, приводящие к правильному соотношению спроса и предложения, сбережений и инвестиций, расходов и доходов, экспорта и импорта и т.д. и тем самым обеспечивающие равновесие национального рынка и соответственно динамизм и устойчивость экономической системы.

1 Шипаев В. И. Южная Корея в системе мирового капиталистического хозяйства. М., 1986.
2 Korea Statistical Yearbook 1994. Economic Planning Board, National Bureau of Statistics. Seoul, 1995.
3 Korea: Transition to Maturity. World Development, Special Issue, Pergamol Press, Oxford, 1988.
4 Major Statistics of the Korean Economy 1990. Seoul, 1992.
5 Economic Statistical Yearbook 1994. Bank of Korea. Seoul, 1995.
6 Byung-Nak Song. The Pise of the Korean Economy. N.Y., 1990.
7 Korea Herald. Seoul, 1994.
8 Minichi Daily News. Seoul, 1994.
9 Согласно последнему докладу ЮНКТАД, в начале 90-х годов в мире
насчитывалось около 37 тыс.ТНК (20 лет назад их число не превышало тыс.), которые имели 170 тыс. зарубежных филиалов; внешний товарооборот их составил 5,5 трлн.долл. (73% мировой торговли), а объем прямы)инвестиций достиг 2 трлн.долл.
10 Business Korea. Seoul, 1994.
11 Андрианов В.Д. Новые индустриальные страны в мировом капиталистическом хозяйстве. М., 1989.
12 How to Gain Access to the Korean Market. AFTAK. Seoul, 1993.
13 International Trade 1993/1994. GATT, Geneva, 1994.
14 The Korea Economic Weekly. Seoul, 1995.
15 Проблемы Дальнего Востока. 1995, No6.
16 The World Competitiveness Report 1994. - World Economic Forum Geneva, 1994.
17 Азия и Африка сегодня. 1994.
18 Korean News Review. Seoul, 1995.
19 Nikkirengeppo. Tokyo, 1994.
20 Korea Economy 1994. Korea Economic Institute of America, Wash. 1994.

Актуальные проблемы Корейского полуострова. - М., 1996, 259 с.
06,06,1996

viperson.ru

Фотографии

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован